Основания доставления в полицию: Основания для доставления гражданина в отдел полиции

Содержание

Какими правами и обязанностями обладает сотрудник полиции при осуществлении доставления граждан?

Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности. Полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств.

Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» предоставляет сотрудникам ОВД право применять в целях выполнения возложенных на полицию обязанностей различные меры государственного принуждения. Одна из таких мер - доставление граждан в полицию или в другое место. Необходимость использования государственного принуждения в правоохранительной деятельности обусловлена в первую очередь тем обстоятельством, что отношения в этой сфере нередко связаны с ограничением в той или иной степени прав и свобод человека и гражданина.

Аналогичное содержание законодатель вложил в понятие доставления как меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренной ст. 27.2 КоАП РФ, а также меры обеспечения производства по материалам о дисциплинарном проступке, о которой идет речь в ст. 28.7 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

При обращении к гражданину сотрудник полиции обязан действовать в соответствии с ч.4 и ч.5 ст.5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.                          № 3-ФЗ «О полиции» (назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение,...). Принудительный характер доставления состоит в том, что гражданин не может уклониться от следования в указанное ему сотрудником полиции место вследствие угрозы наступления ответственности по ст. 19.3 КоАП РФ и применения сотрудником полиции физической силы, а иногда и специальных средств для преодоления его возможного противодействия. Пункт 13 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» связывает возможность доставления граждан в полицию с наличием одного из четырех правовых оснований.

Первое правовое основание - для решения вопроса о задержании гражданина. Речь идет о весьма распространенной практике, когда граждане доставляются в полицию наиболее многочисленной категорией сотрудников полиции, имеющих право самостоятельно принимать решение о применении административного задержания. Сотрудник полиции, доставивший гражданина в полицию для решения вопроса о его задержании, должен располагать фактическими данными, позволяющими заподозрить лицо в совершении преступления, либо административного правонарушения, и т. д., т. е. в том, что гражданин относится к одной из категорий лиц, перечисленных в п. 1 - 13 ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О полиции». Доставление граждан для решения вопроса об их задержании допускается Законом только «при невозможности решения данного вопроса на месте», данная формулировка обязывает сотрудника полиции принять все возможные меры на месте  к урегулированию ситуации, требующей полицейского реагирования, без доставления гражданина в полицию.

Второе правовое основание доставления - для установления личности гражданина, если имеются основания полагать, что он находится в розыске как скрывшийся от органов дознания, следствия или суда либо как уклоняющийся от исполнения уголовного наказания, либо как пропавший без вести. Чаще всего здесь имеются в виду случаи, когда сотрудник полиции обнаруживает какого-либо гражданина, схожего по приметам с разыскиваемым лицом. Следует подчеркнуть, что Федеральный закон «О полиции» не требует в обязательном порядке, прежде чем принять решение о доставлении гражданина, схожего по приметам с разыскиваемым лицом, установить его личность по имеющимся у него документам. Тем не менее, если имеется такая возможность, сотрудник полиции должен ее использовать с соблюдением необходимых мер предосторожности.

Третье правовое основание доставления - для защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом. Источники угрозы жизни и здоровью человека могут быть различными, главное, что он не способен (в силу возраста, состояния здоровья, иных причин) позаботиться о своей безопасности либо (в силу отсутствия времени, средств и т. п.) невозможно избежать опасности другим способом. Следует подчеркнуть, что угроза жизни и здоровью должна быть непосредственной, очевидной для сотрудника полиции и окружающих.

Сотрудники полиции вправе осуществлять доставление граждан при выявлении административных правонарушений, дела о которых в соответствии со ст. 23.3 КоАП РФ рассматривают ОВД (полиция), либо административных правонарушений, по делам о которых в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ органы внутренних дел составляют протоколы об административных правонарушениях. Кроме того, при обращении к сотрудникам полиции должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы о выявленных ими административных правонарушениях, они имеют право доставлять граждан в полицию в связи с совершением административного правонарушения. Здесь также необходимо говорить о возможном доставлении граждан в определенные места при возникновении чрезвычайных ситуаций (например, наводнение, взрывы и т. п.), но они не желают оставлять свое место жительства по различным причинам (боязнь мародерства и т. п.), когда имеется реальная угроза их жизни и здоровью.

Пункты 14 и 15 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» также дают основания для доставления определенной категории граждан (находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, в медицинские организации,...; несовершеннолетних, совершивших правонарушения или антиобщественные действия, а также безнадзорных и беспризорных в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел.

В качестве другого примера можно привести п. 1 ч. 3 ст. 11 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», допускающий на территории (объектах), в пределах которой (на которых) введен правовой режим контртеррористической операции, в порядке, предусмотренном законодательством РФ, на период проведения контртеррористической операции применение сотрудниками полиции таких мер, как проверка у физических лиц документов, удостоверяющих их личность, а в случае отсутствия таких документов - доставление указанных лиц в органы внутренних дел (иные компетентные органы) для установления личности.

Отдельные вопросы доставления граждан регламентированы ведомственными нормативными правовыми актами. Так, согласно п. 268 Устава патрульно-постовой службы полиции, утвержденного приказом МВД России от 29.01.2008 № 80,  доставление граждан в полицию производится на специальном служебном транспорте, а при его отсутствии - на автомобилях, принадлежащих организациям и гражданам (необходимо отметить, что п. 37 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.  № 3-ФЗ «О полиции» такого основания использования транспортных средств организаций и граждан, как доставление в полицию граждан, не предусматривает, и, следовательно, для использования указанного транспорта в целях доставления граждан сотрудники полиции должны получить на это согласие его владельцев).

Полицейская практика настоятельно требует, чтобы все доставляемые сотрудниками полиции (в особенности на служебном транспорте) лица и находящиеся при них вещи подвергались тщательному досмотру. Вместе с тем Закон позволяет поступать подобным образом только в отношении «задержанных»  лиц. Доставляемых в полицию граждан можно досматривать исключительно при наличии данных о том, что эти граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, патроны к оружию, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или прекурсоры либо ядовитые или радиоактивные вещества.

ч.2 ст. 27.2 КоАП РФ предусматривает, что доставление производится в возможно короткий срок.

В соответствии с п. 4 Наставления о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденного приказом МВД России от 30.04.2012 № 389,  оперативный дежурный незамедлительно выясняет обстоятельства факта задержания и доставления. Данное выяснение должно происходить в специальном помещении. На оперативного дежурного возлагается обеспечение условий, исключающих угрозу жизни и здоровью доставленного. По результатам выяснения, в соответствии с п. 5 Наставления, обстоятельств факта доставления оперативным дежурным принимается решение.

Используя предоставленное полномочие о принудительном препровождении граждан, сотрудник должен действовать в строгом соответствии с требованиями закона и нормативных правовых актов.

Старший юрисконсульт Тамбовского ЛО

МВД России на транспорте

подполковник внутренней службы Н.Н. Сухарева

Ставропольский адвокат добилась признания незаконным ее доставления в полицию

В комментарии «АГ» Оксана Садчикова назвала справедливым решение суда и отметила, что уровень его аргументации ранее встречался ей в постановлениях ЕСПЧ. Президент АП Ставропольского края Ольга Руденко отметила, что это дело не только имеет большое значение в сфере отстаивания прав адвокатов, но и служит высококлассным образцом защиты своих профессиональных прав.

Пятый кассационный суд общей юрисдикции вынес кассационное определение в пользу адвоката АП Ставропольского края Оксаны Садчиковой, ранее обжаловавшей в суд незаконные действия махачкалинских полицейских по доставлению ее и доверительницы в отдел полиции.

Адвоката доставили в отдел полиции после участия в исполнительных действиях

Напомним, как писала «АГ», 22 мая Оксана Садчикова была доставлена в Кировский РОВД г. Махачкалы в связи с исполнением своих профессиональных обязанностей: в интересах своей доверительницы, гражданки Эстонии, она пыталась добиться исполнения решения Пятигорского городского суда о возврате ей двух малолетних детей. По словам адвоката, решение суда долгое время не исполнялось, поэтому она многократно обжаловала бездействие судебных приставов, которые продолжали «саботировать» исполнение судебного акта.

Читайте также

Ставропольский адвокат сообщила о принудительном доставлении в махачкалинский отдел полиции

После участия в исполнительных действиях по возврату двух малолетних детей матери адвокат АП Ставропольского края Оксана Садчикова была доставлена в Кировский РОВД г. Махачкалы вместе с ее доверительницей

23 Мая 2019

«В третий раз я и моя доверительница прибыли по повестке судебного пристава УИОВИП ФССП России Андрея Никитина в Махачкалу по месту совершения исполнительных действий, которое было назначено в квартире родителей должника в Махачкале. Нам не сообщили конкретного плана действий, наше ходатайство о передаче детей в аэропорту оставили без внимания», – поведала тогда «АГ» адвокат.

Поскольку от пристава поступали противоречивые указания о времени и месте совершения исполнительных действий, женщины направились в местное Управление ФССП России сразу же после прибытия в Махачкалу. После второго десятка звонков по внутреннему телефону им сообщили, что исполнение судебного решения поручено приставу Камалу Умаханову. Позднее Оксана Садчикова и Аминат Махмудова прибыли на квартиру бывшего супруга последней, где производились исполнительные действия и находились дети.

На месте выяснилось, что одному из них сделали хирургическую операцию по удалению крайней плоти, – как сочла адвокат, это было сделано с целью срыва исполнения решения суда. «При грамотной организации исполнительных действий решение суда могло быть исполнено 22 мая. В первую же минуту нашего присутствия в квартире я выяснила, что в исполнительных действиях участвует психолог из Дагестанского государственного педагогического университета, которой я прежде заявляла отвод в связи с тем, что ранее специалисты этого университета давали заключение, которое при рассмотрении дела по существу было признано судом необъективным. Она вела себя как руководитель всего происходящего, ее высказывания были далеко за пределами этики и приличия. Как и в предыдущие разы, все выглядело как сговор и заранее оговоренное мероприятие, которое должно было закончиться ничем. Далее все присутствовавшие стали убеждать мою доверительницу соблюдать традиции, отказаться от своих намерений исполнить решение суда. Обстановка была давящей, мы выслушали много оскорблений от родственников бывшего супруга Аминат Махмудовой», – ранее сообщала Оксана Садчикова.

Судебный пристав отказался принимать у адвоката письменное заявление об отводе всем участвующим в исполнительных действиях лицам. Он также проигнорировал письменное заявление Оксаны Садчиковой о причиненном здоровью ребенка вреде в целях саботажа решения суда, а также замечания на акт исполнительных действий об отсутствии в нем сведений о производящейся видеозаписи, заявленном отводе психологу и давлении на адвоката и ее доверительницу. «Во время своего нахождения в квартире я сообщила о происходящем на горячие линии УФССП и ФСБ России. Пристав формально заполнил бумаги и удалился со всеми участниками исполнительных действий, мы остались в квартире вместе с родственниками отца детей», – рассказала адвокат.

В связи с дальнейшей эскалацией конфликта Оксана Садчикова была вынуждена вызвать полицию, после чего на место прибыл наряд вместе с участковым. Адвокат вручила участковому Вадиму Рамазанову заявление о возбуждении уголовного дела по факту воспрепятствования правосудию и причинения вреда здоровью малолетнего ребенка в целях саботажа исполнения решения суда.

Далее события приняли неожиданный оборот. «Спустя некоторое время участковый, схватив меня за запястья обеих рук и причиняя физическую боль, стал тянуть меня к выходу. На требования прекратить насилие он не реагировал, к нему присоединился сотрудник полиции, и они вдвоем дотянули меня до входной двери квартиры. Все события происходили в присутствии около 10 человек (родственников семьи бывшего мужа Аминат Махмудовой и сотрудников полиции). Отец детей снимал все происходящее на видео. На патрульном автомобиле меня и мою доверительницу доставили в Кировский РОВД г. Махачкалы, объявив, что будет составлен протокол о неповиновении сотрудникам полиции», – сообщила Оксана Садчикова.

По словам адвоката, некоторое время в Кировском РОВД решали, в каком статусе находятся доставленные женщины. У адвоката и ее доверительницы забрали телефоны и провели в комнату, где находились другие задержанные. «Я воспринимала происходящее как задержание до тех пор, пока с нами находился участковый, применивший ко мне силу. Полицейские говорили о составлении протокола по ст. 19.3 КоАП, фотографировали мою доверительницу, снимали ее отпечатки пальцев и намеревались провести те же самые процедуры со мной», – рассказывала адвокат.

Впоследствии женщинам вернули телефоны и допустили к ним адвоката АП Республики Дагестан Патимат Нурадинову. После этого в кабинете дознавателя Оксана Садчикова выписала ордер на защиту своей доверительницы, а дознаватель в свою очередь сообщила, что не имеет претензий к ним, после чего женщины покинули отдел полиции.

Президент АП Ставропольского края Ольга Руденко сразу же проинформировала о случившемся президента ФПА Юрия Пилипенко, который поручил президенту АП Республики Дагестан Акифу Бейбутову взять на контроль данный вопрос и принять все возможные меры по недопущению нарушений личных и профессиональных прав адвоката правоохранительными органами Дагестана.

Адвокат обжаловала действия полицейских в суд

Впоследствии адвокат и ее доверительница оспорили незаконные действия полицейских в судебном порядке. В административном иске, поданном от имени обеих женщин и составленном Оксаной Садчиковой (есть у «АГ»), сообщалось о деталях произошедшего конфликта в доме Махмудовых, к которому затем присоединились сотрудники полиции.

В нем также указывалось, что ранее МВД Республики Дагестан отказалось признать незаконными действия правоохранителей. По словам административных истцов, полицейские не составляли протоколы об их административном доставлении и об административном задержании.

В иске также отмечалось, что в ходе событий 22 мая 2019 г. Оксане Садчиковой и Аминат Махмудовой были причинены нравственные страдания и физическая боль. В частности, указывалось, что адвокат и ее доверительница находились в комнате для задержанных Кировского РОВД вместе с другими задержанными в течение часа или полутора. «Все время рядом с нами, несмотря на возражения, находился отец Аминат Махмудовой Махмудапанди Махмудов. Участковый Вадим Рамазанов заявил, что сегодня судья уже не будет рассматривать наше дело и мы будем ночевать в камере, и приступил к оформлению рапорта. Другой сотрудник приступил к процедуре фотографирования и дактилоскопирования и провел ее в отношении Аминат Махмудовой. Я от прохождения процедуры отказалась в связи с явной незаконностью происходящего, кроме того, мысль о том, что в базе данных мои данные будут указаны как нарушителя, была унизительной», – отмечено в административном иске.

По словам адвоката, дело Аминат Махмудовой и ее детей имеет большое значение для нее с профессиональной точки зрения, поскольку по нему впервые в Северо-Кавказском федеральном округе Пятигорским городским судом принято решение о незамедлительном возвращении детей в государство постоянного проживания на основании Гаагской Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. «Я приложила много интеллектуальных усилий и финансовых ресурсов к тому, чтобы обучиться ведению дел данной категории и обучить ведению дел этой категории коллег-адвокатов. С 2016 по 2019 г. в учебных мероприятиях, проводимых в том числе под моей ответственностью и при моей координации на региональном, всероссийском и международном уровнях, было обучено около 800 адвокатов со всей России и за рубежом», – отмечалось в административном иске.

В связи с этим адвокат и ее доверительница просили суд признать незаконными действия полицейских относительно применения ими физической силы, доставления в отдел полиции, задержания, дактилоскопирования и фотографирования для базы данных МВД.

Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении иска

Административный иск рассматривался в Ленинском районном суде г. Ставрополя, зафиксировавшем в своем решении, что административные истцы были доставлены в дежурную часть для установления личности. Таким образом, суд первой инстанции счел, что должностные лица ОВД действовали в соответствии с требованиями закона, не нарушая прав и интересов истцов.

Под предлогом отсутствия доказательств, подтверждающих доводы истцов о применении к ним физической силы и специальных средств, фотографирования и дактилоскопирования Аминат Махмудовой, а также внесении полученных данных в соответствующую базу ОВД, суд отказал в удовлетворении административного иска. В решении также отмечалось, что факт непризнания МВД по РД незаконными действий полицейских может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК РФ.

Впоследствии Ставропольский краевой суд поддержал решение нижестоящей инстанции. «Разрешая возникший по настоящему административному делу спор, суд первой инстанции полно и правильно установил юридически значимые для дела обстоятельства, оценил представленные сторонами доказательства в соответствии со статьями 59, 62, 63 КАС РФ, по правилам ст. 84 Кодекса – с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности применительно к закону, регулирующему рассматриваемые правоотношения», – отмечалось в апелляционном определении.

Вторая инстанция добавила, что в связи с регистрацией сообщения Магомеда Ахмедова дежурный участковый Вадим Рамазанов в силу закона был вправе принять меры для административного доставления Аминат Махмудовой и ее адвоката в отдел внутренних дел, а само оно было соразмерным, разумным и необходимым. Такая мера, подчеркнула апелляция, осуществлялась в рамках предоставленных должностному лицу ОВД полномочий, с соблюдением целей и критериев ее применения, что не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны должностного лица органа полиции. При этом апелляция подтвердила факт того, что после доставления Оксаны Садчиковой и Аминат Махмудовой в дежурную часть Отдела полиции по Кировскому району УМВД РФ по г. Махачкале, установления их личностей и получения от них письменных объяснений протокол задержания не составлялся.

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 16 июня 2009 г. № 9-П вторая инстанция сочла, что само по себе то обстоятельство, что задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности и не предстало перед судом, не обязательно означает, что задержание было незаконным. «Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как предварительной меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности», – отмечалось в апелляционном определении.

Доводы кассационной жалобы

В кассационной жалобе (есть у «АГ») Оксана Садчикова назвала судебные акты незаконными, необоснованными и подлежащими полной отмене в связи с неправильным определением значимых обстоятельств, несоответствием выводов суда первой инстанции обстоятельствам административного дела, неправильным применением норм материального права.

В частности, адвокат указала, что судами первой и второй инстанций неверно установлена хронология событий без учета ключевых обстоятельств. Так, нижестоящие суды опирались в своих решениях на сведения о регистрации полицией звонка Магомеда Махмудова, но не учли, что первой правоохранителям позвонила именно его бывшая супруга в связи с угрозой физического насилия со стороны членов семьи бывшего мужа. «Таким образом, существенные доказательства намеренно скрыты от оценки суда, что не получило оценки в оспариваемых судебных решениях», – отмечалось в кассационной жалобе.

Адвокат также пояснила, что нижестоящие суды не дали оценки избирательности документов, предоставленных административным ответчиком, а также имеющимся в них противоречиям. «Личности Аминат Махмудовой и адвоката Оксаны Садчиковой были известны Вадиму Рамазанову. Согласно объяснению Вадима Рамазанова он приезжал по адресу: <…> дважды – во время исполнительных действий, затем удалился, затем вернулся по второму вызову Магомеда Ахмедова», – указано в жалобе.

Оксана Садчикова отметила, что вывод суда первой инстанции о том, что истцами не доказано применение в отношении них физической силы и специальных средств, не подтверждается материалами дела. По мнению адвоката, выводы апелляции о том, что привлечение к административной ответственности не является обязательным следствием административного задержания и административного доставления, а также упомянутое постановление КС РФ абсолютно неприменимы к рассматриваемой ситуации.

«Само по себе отсутствие рапорта и протокола задержания не являются доказательствами отсутствия фактически имевшего место в действительности события, поскольку административное доставление и административное задержание подтверждаются доказательствами, предоставленными административным ответчиком. Напротив, то обстоятельство, что рапорт, протокол задержания, протокол административного правонарушения и постановление по делу об административном правонарушении не были оформлены, подтверждает осознание сотрудниками полиции абсолютной незаконности своих действий в результате своевременного контроля, которого удалось добиться всем вмешавшимся в ситуацию извне лицам и организациям», – указала адвокат.

Оксана Садчикова добавила, что ни она, ни ее доверительница не совершили каких-либо преступлений или административных правонарушений, чтобы могло бы служить основанием для дактилоскопирования и фотографирования Аминат Махмудовой.

Кассация встала на защиту прав адвоката и ее доверительницы

Пятый кассационный суд общей юрисдикции в своем определении от 8 июля указал, что при рассмотрении дела нижестоящие судебные инстанции нарушили нормы материального права, а установленные ими обстоятельства дела не соответствуют фактическим.

Как пояснила кассация, нижестоящие суды подтвердили факт доставления участковым Аминат Махмудовой и ее адвоката Оксаны Садчиковой в дежурную часть для установления личности 22 мая 2019 г. При этом административный ответчик не предоставлял судам первой и апелляционной инстанций какие-либо протоколы о доставлении, задержании вышеуказанных женщин, изъятии личных вещей.

Со ссылкой на ряд положений Закона о полиции и КоАП РФ кассация отметила, что доставление в целях установления сотрудником полиции личности гражданина происходит, если последний находится в розыске как скрывшийся от органов дознания, следствия или суда либо как уклоняющийся от исполнения уголовного наказания или же как пропавший без вести. В любом из вышеуказанных случаев составляются протоколы о доставлении и о задержании. В свою очередь, фотографирование и дактилоскопирование лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, заключенных под стражу, обвиняемых в совершении преступления, подвергнутых административному наказанию в виде административного ареста, иных задержанных лиц допустимо, если в течение установленного срока задержания не удалось достоверно установить их личность, а также в иных случаях, прямо предусмотренных законом.

«Приведенные в судебных актах выводы о правомерности действий сотрудников полиции вытекают из предпосылки незаконности нахождения Аминат Махмудовой и ее адвоката Оксаны Садчиковой в жилом помещении должника по исполнительному производству Ахмедова после завершения исполнительных действий и необходимости установления их личности в служебном помещении подразделения полиции. Указанные выводы судов сделаны без учета фактических обстоятельств дела, которые зафиксированы письменными доказательствами, а также без проверки обоснованности таких действий сотрудников полиции, исходя из названных в законе условий, при которых полиции предоставлено право применить физическую силу, осуществить доставление и (или) задержание граждан, изъятие их личных вещей, а также фотографирование и дактилоскопирование», – отмечено в кассационном определении.

Третья инстанция добавила, что нижестоящие суды уклонились от проверки сведений о вызове полиции 22 мая 2019 г. самой Оксаной Садчиковой, о чем ею последовательно заявлялось в ходе рассмотрения дела, аналогичные пояснения давала и Аминат Махмудова. При таком положении дел, подчеркнула кассация, повторное прибытие участкового, в ходе которого возникла необходимость установления личностей Махмудовой и Садчиковой, подлежало доказыванию стороной административного ответчика путем предоставления объективных данных, свидетельствующих о сокрытии административными истцами своих документов либо отказе их предъявить по требованию должностного лица полиции.

«Доводы отзыва на кассационную жалобу о том, что административные истцы вправе воспользоваться иными способами защиты, в том числе путем обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном УПК РФ, судебная коллегия отклоняет, поскольку наличие процессуальных документов, постановленных при рассмотрении вопроса о возбуждении уголовного дела, не препятствует одновременному обжалованию действий либо бездействия должностных лиц в порядке, предусмотренном главой 22 КАС РФ», – отметил кассационный суд.

Он также пояснил, что нижестоящие суды установили, что протоколы доставления и задержания Махмудовой и Садчиковой не были составлены, что само по себе может свидетельствовать о признаках нарушения ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также исключает для административных истцов реализацию их права на обжалование таких процессуальных документов и действий в порядке, предусмотренном УПК либо КоАП РФ.

Таким образом, кассация сочла, что нижестоящие суды вопреки установленному процессуальным законом распределению бремени доказывания отказали в удовлетворении требований о признании незаконным фотографирования и дактилоскопирования Аминат Махмудовой под предлогом непредставления ею доказательств совершения в отношении нее фотографирования и дактилоскопирования, тогда как материалы дела содержали копии книги учета лиц, доставленных в ОП по Кировскому району, со сведениями о принятых к доставленным мерах в виде отметок “ИБД “Папилон”, фотоучет”».

В связи с этим Пятый кассационный суд общей юрисдикции отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в Ленинский районный суд г. Ставрополя.

Оксана Садчикова прокомментировала постановление

В комментарии «АГ» Оксана Садчикова назвала справедливым решение кассации. «Именно такими должны были быть решение первой и апелляционной инстанций. Я последовательно на протяжении года во всех инстанциях приводила одни и те же аргументы, видела, что они доходят до суда, но каждый раз решение об отказе было полным шоком, в том числе и их аргументация. Так, например, из решения суда первой инстанции следовало, что ко мне при исполнении профессиональных обязанностей могли применить и приемы самбо. Было грустно и смешно читать это, но внутри я знала, что мне не нужно доказывать себе, кто был действительно прав в этой ситуации», – рассказала адвокат.

По ее словам, уровень содержащейся в кассационном определении аргументации встречался ей в постановлениях ЕСПЧ. «Но ценность именно этого постановления состоит в том, что оно принято здесь, в России, и мне не пришлось ждать много лет, прежде чем суд признал незаконность состоявшихся решений. При этом кассация учла абсолютно все приведенные нами аргументы. Я первым делом сообщила о решении кассации президенту АП Ставропольского края Ольге Руденко, она очень переживала в тот день. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян сказал мне, что это постановление имеет важное значение для всей адвокатуры. Думаю, что это определение важно и для всех тех людей, кто нас поддерживал на расстоянии, а это сотни людей, многих из которых я даже не знаю, но эту поддержку я очень ценю», – отметила Оксана Садчикова.

В свою очередь Ольга Руденко выразила удовлетворение тем, что в рассматриваемом случае восторжествовали закон и справедливость. «Это дело не только имеет большое значение в сфере отстаивания прав адвокатов, но и служит высококлассным образцом защиты своих профессиональных прав», – полагает она.

МВД утвердило порядок доставления нетрезвых граждан в медвытрезвители — Российская газета

Нетрезвых граждан на улице в беспомощном состоянии не бросят. Их будет доставлять в медвытрезвители полиция, если они не нуждаются в медицинской помощи. А если эти граждане представляют угрозу для тех, с кем проживают, то их заберут и доставят в эти учреждения даже из жилищ. Но по письменному заявлению тех, с кем рядом они проживают. Порядок их доставки утвержден приказом МВД.

Доставлять в вытрезвители будут граждан, находящихся на улицах, площадях, стадионах, вокзалах, железнодорожных станциях, платформах, в скверах, парках, поездах дальнего следования и пригородного сообщения, аэропортах, морских и речных портах, автовокзалах и автостанциях, привокзальных площадях и других общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке. Туда же будут доставлять пьяных из их домов. Но при условии, что есть основания полагать, что они могут причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб имуществу тех, с кем проживают или у кого находятся в гостях.

Перед тем, как направить пьяного в медорганизацию или на медосвидетельствование, сотрудники полиции должны установить личность гражданина, а также проверить данные по оперативно-справочным и разыскным учетам.

Если нет медицинских показаний для помещения этих граждан в стационар, их направят в медвытрезвители. Если есть основания для их задержания, то их отвезут в служебные помещения территориальных органов МВД. Но с обязательным медицинским освидетельствованием. Доставление будет осуществляться нарядом полиции из не менее двух человек на служебном транспорте.

Первых нетрезвых граждан полиция начнет доставлять в медвытрезвители по новому приказу уже в конце следующей неделе - когда документ вступит в силу.

Напомним, с 1 января вступил в силу закон, который позволяет возродить систему медицинских вытрезвителей - специализированных учреждений, оказывающих помощь людям, находящимся в состоянии тяжелого алкогольного или наркотического опьянения. Создавать такие учреждения должны региональные власти. А накануне в закон о полиции были внесены изменения, которые наделили сотрудников ведомства полномочиями по доставлению таких граждан в медвытрезвители. Чтобы сотрудники полиции смогли воспользоваться этими полномочиями, и разработан соответствующий приказ.

В МВД разработали порядок доставления пьяных граждан в медвытрезвители - Общество

МОСКВА, 20 февраля. /ТАСС/. МВД России разработало порядок доставления нетрезвых граждан в медицинские вытрезвители и подразделения полиции. Это следует из проекта приказа, опубликованного на портале проектов нормативных правовых актов.

"Необходимость разработки проекта приказа МВД России обусловлена внесением <...> изменений в федеральный закон от 7 февраля 2011 года "О полиции" в части наделения сотрудников полиции правом доставлять лиц, находящихся в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, в специализированные организации в случаях, предусмотренных этим законом", - говорится в документе. На МВД возложены полномочия доставления лиц, находящихся в состоянии опьянения, в медвытрезвители либо подразделения полиции. "Кроме того, проект содержит нормы, регламентирующие оказание сотрудниками полиции помощи лицам, находящимся в общественных местах в состоянии опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке", - указано в пояснительной записке.

Сотрудники полиции будут забирать с улиц, из транспорта и из жилья в медвытрезвители пьяных граждан, которые не могут ориентироваться в пространстве или представляют угрозу себе и окружающим, следует из документа.

В медвытрезвители попадут лица, находящиеся на улицах, площадях, стадионах, вокзалах, железнодорожных станциях, платформах, в скверах, парках, поездах дальнего следования и пригородного сообщения, аэропортах, морских и речных портах, автовокзалах и автостанциях, привокзальных площадях и других общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утратившие способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке.

В медвытрезвители также будут доставлять лиц, находящихся в жилище в состоянии опьянения, "если есть основания полагать, что они могут причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб имуществу, по письменному заявлению граждан, находящихся совместно с ними в жилище".

В документе указано, что основными задачами полиции по доставлению пьяных граждан является "предупреждение опасности, угрожающей их жизни и здоровью, пресечение административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность".

Полицейские должны будут установить личность таких граждан и проверить их по учетам. При доставке нетрезвых граждан в медицинские организации и во время осмотра их медработниками, в том числе при проведении медицинского освидетельствования, сотрудники полиции должны обеспечить безопасность медиков. При отсутствии показаний для оказания медицинской помощи в стационаре и оснований для задержания, в том числе привлечения к административной ответственности, человека отправят в медвытрезвитель либо в служебные помещения полиции.

Первая помощь

Сотрудники полиции при обнаружении пьяных, в том числе несовершеннолетних, в общественных местах при необходимости оказывают им первую помощь, в случае необходимости вызывают бригады скорой помощи. "При отсутствии возможности прибытия выездной бригады скорой медицинской помощи сотрудники полиции доставляют лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения, в медицинские организации <...> на служебном автотранспорте", - уточняется в документе. При этом полицейские должны убедиться в отсутствии у такого гражданина оружия. "При обнаружении у лиц, находящихся в состоянии опьянения, оружия и иных предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, или указывающих на их возможную причастность к совершению преступления <...> сотрудники полиции докладывают в дежурную часть территориального органа МВД России", - говорится в проекте приказа МВД.

В декабре 2020 года Госдума приняла федеральный закон, который позволяет возродить систему медицинских вытрезвителей - специализированных учреждений, оказывающих помощь людям, находящимся в состоянии тяжелого алкогольного или наркотического опьянения. Создавать их будут региональные власти.​​

Правовые основания для задержания граждан сотрудниками полиции

Законность доставления и содержания граждан в органах внутренних дел (при отсутствии изоляторов временного содержания) регламентируется рядом нормативно-правовых актов: ФЗ «О полиции», Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, уголовно-процессуальным кодексом и др.     

      До судебного решения в случаях, установленных Федеральным законом, лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

      В соответствии с ч. 4 ст. 27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения  (далее КоАП РФ) срок административного задержания исчисляется с момента доставления. При этом административное задержание лица не может длиться не более трех часов, за исключением случаев, предусмотренных ч.2 ст. 27.5 КоАП РФ, в случае когда необходимо установление личности или выяснение обстоятельств административных правонарушений, посягающий на установленный режим Государственный границы Российской Федерации, порядок пребывания на территории Российской Федерации, совершенных во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне РФ, или о нарушениях таможенных правил, а также ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ, когда одной из мер административного наказания является административный арест. В этих случаях лицо может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

      Следует учитывать, что законодательством не предусматривается немотивированное и произвольное доставление в ОВД граждан при отсутствии у них документов, удостоверяющих личность. Доставление граждан в ОВД по  указанному основанию и нахождение в помещение ОВД (но не Камерах административно задержанных) на срок до 3 часов, возможно лишь при наличии следующих условий.

       - в соответствии со ст. 27.1 КоАП РФ как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, т.е. в отношение лица должны осуществляться  процедуры привлечения к административной ответственности;

      - на основании п.13 ст. 13 ФЗ «О полиции» указанный орган имеет  право доставлять граждан в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции для установления личности гражданина,  если имеются основания полагать, что он находится в розыске как скрывшийся от органов дознания, следствия и суда, либо как уклоняющийся от исполнения уголовного наказания, либо как пропавший без вести. Иных оснований для доставления для установления личности в ОВД не имеется и незаконно доставленные лица подлежат немедленному освобождению.                  

      В каждом случае задержания сотрудник полиции в соответствии с ч.4 ст.5 Федерального закона «О полиции» обязан разъяснить лицу, его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания.

 

 

Старший помощник прокурора

Тукаевского района

младший советник юстиции                                                                      И.Р. Рамазанов

            

           

 

 

Последнее обновление: 11 марта 2013 г., 13:18

ФЗ О полиции Ст. 14. Задержание

Статья 14. Задержание

1. Полиция защищает право каждого на свободу и личную неприкосновенность. До судебного решения в случаях, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

2. Полиция имеет право задерживать:

1) лиц, подозреваемых в совершении преступления, а также лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, - по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;

2) лиц, совершивших побег из-под стражи, лиц, уклоняющихся от отбывания уголовного наказания, от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания либо не прибывших к месту отбывания наказания в установленный в указанном предписании срок, - до передачи их соответствующим органам, учреждениям или должностным лицам этих органов и учреждений;

3) лиц, уклоняющихся от исполнения административного наказания в виде административного ареста, - до передачи их в места отбывания административного ареста;

4) лиц, находящихся в розыске, - до передачи их соответствующим органам, учреждениям или должностным лицам этих органов и учреждений;

5) лиц, в отношении которых ведется производство по делам об административных правонарушениях, - по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены законодательством об административных правонарушениях;

6) военнослужащих и граждан Российской Федерации, призванных на военные сборы, подозреваемых в совершении преступления, - до передачи их военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации, командирам воинских частей или военным комиссарам;

7) лиц, уклоняющихся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера или принудительных мер воспитательного воздействия, - до передачи их в учреждения, обеспечивающие исполнение таких мер;

8) лиц, уклоняющихся от следования в специализированные лечебные учреждения для исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера, - по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены федеральным законом;

9) лиц, допустивших нарушение правил комендантского часа, - по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены федеральным конституционным законом;

10) лиц, незаконно проникших либо пытавшихся проникнуть на охраняемые объекты, - до выяснения личности, но на срок не более трех часов;

11) лиц, предпринявших попытку самоубийства либо имеющих признаки выраженного психического расстройства и создающих своими действиями опасность для себя и окружающих, - до передачи их в лечебные учреждения либо по месту жительства;

12) лиц, совершивших побег из психиатрического лечебного учреждения или скрывающихся от назначенной судом недобровольной госпитализации в такое учреждение, - до передачи их в психиатрическое лечебное учреждение;

13) лиц, в отношении которых поступило требование о выдаче, - до передачи их иностранному государству по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации или международным договором Российской Федерации.

3. В каждом случае задержания сотрудник полиции обязан выполнить действия, предусмотренные частью 4 статьи 5 настоящего Федерального закона, а также разъяснить лицу, подвергнутому задержанию (далее - задержанное лицо), его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близкого родственника (родственника) или близкого лица о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения.

4. Срок задержания исчисляется с момента фактического ограничения свободы передвижения лица. Срок административного задержания исчисляется в соответствии с законодательством об административных правонарушениях.

5. Задержанное лицо вправе пользоваться в соответствии с федеральным законом услугами адвоката (защитника) и переводчика с момента задержания.

6. Задержанные лица, находящиеся при них вещи и документы, а также их транспортные средства подвергаются досмотру в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях, если иной порядок не установлен федеральным законом.

7. Задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации или настоящей статьей, имеет право на один телефонный разговор в присутствии сотрудника полиции в целях уведомления близкого родственника (родственника) или близкого лица о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции.

8. О каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция незамедлительно уведомляет его родителей или иных законных представителей.

9. О задержании военнослужащего полиция уведомляет командование воинской части, в которой он проходит военную службу.

10. О задержании иностранного гражданина или подданного иностранного государства полиция уведомляет посольство (консульство) соответствующего государства в соответствии с законодательством Российской Федерации.

11. Право на телефонный разговор не предоставляется и уведомление не осуществляется в случаях, если задержанными лицами являются лица, указанные в пунктах 2, 3, 4, 7, 8, 12 части 2 настоящей статьи.

12. Полиция принимает при необходимости меры по оказанию задержанному лицу первой помощи, а также меры по устранению возникшей при задержании угрозы жизни и здоровью граждан или объектам собственности.

13. В полиции в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, ведется реестр лиц, подвергнутых задержанию. Сведения, содержащиеся в реестре, не могут быть переданы третьим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

14. О задержании составляется протокол, в котором указываются дата, время и место его составления, должность, фамилия и инициалы сотрудника полиции, составившего протокол, сведения о задержанном лице, дата, время, место, основания и мотивы задержания, а также факт уведомления близкого родственника (родственника) или близкого лица задержанного лица.

15. Протокол о задержании подписывается составившим его сотрудником полиции и задержанным лицом. В случае, если задержанное лицо отказывается подписать протокол, в протоколе о задержании делается соответствующая запись. Копия протокола вручается задержанному лицу.

16. Задержанные лица содержатся в специально отведенных для этого помещениях под охраной в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью. Условия содержания, нормы питания и порядок медицинского обслуживания задержанных лиц определяются Правительством Российской Федерации. Задержанные лица перед водворением в специально отведенные для этого помещения и после окончания срока задержания подвергаются осмотру, результаты которого заносятся в протокол о задержании.

 


Постановление Конституционного Суда РФ от 17.03.2017 N 8-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 13 части 1 статьи 13 Федерального закона "О полиции" в связи с жалобой гражданина В.И. Сергиенко"

5. Закрепленное оспариваемым законоположением право полиции доставлять граждан, то есть осуществлять их принудительное препровождение, в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, в помещение муниципального органа, в иное служебное помещение в целях защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью в случае, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом, с составлением протокола о доставлении в порядке, установленном частями 14 и 15 статьи 14 Федерального закона "О полиции", представляет собой меру административного принуждения, направленную исключительно на защиту прав и законных интересов как доставляемых, так и иных лиц.

Приказ МВД России от 05.05.2012 N 403 (ред. от 07.11.2016) О полномочиях должностных лиц системы МВД России по составлению протоколов об административных правонарушениях и административному задержанию

В соответствии с частью 2 статьи 27.3, частью 4 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также пунктом 11 части 1 статьи 12, пунктом 8 части 1 статьи 13, пунктом 5 части 2 статьи 14 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" <1> приказываю:

Приказ МВД России от 21.09.2015 N 900 Об утверждении Наставления по организации деятельности строевых подразделений вневедомственной охраны полиции

<3> Часть 2 статьи 14 Федерального закона "О полиции".

23.3. Обеспечивать охрану имущества и (или) объектов в соответствии с требованиями правовых актов МВД России, регламентирующих организацию охраны имущества и (или) объектов, инструкции по организации охраны.

Приказ МВД России от 13.08.2012 N 780 (ред. от 22.12.2014) О внесении изменений в Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденный приказом МВД России от 2 марта 2009 г. N 185

"<3> Часть 6 статьи 14 Федерального закона "О полиции".".

90. В пункте 165:

90.1. В абзаце втором слова "взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества" заменить словами "патроны к оружию, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры либо ядовитые или радиоактивные вещества".

Приказ МВД России от 31.12.2012 N 1166 (ред. от 08.09.2016) Вопросы организации деятельности участковых уполномоченных полиции

39. Участковый уполномоченный полиции <1> для выполнения возложенных на него обязанностей пользуется правами, предусмотренными пунктами 1 - 5, 7, 8, 11, 13, 14 <2>, 16, 18, 20 <3>, 21 <4>, 34, 36, 37 части 1 статьи 13, частью 2 статьи 14, частью 3 статьи 15, частью 1 статьи 17, частью 1 статьи 18 Федерального закона "О полиции", а также другими правами, предусмотренными законодательством Российской Федерации, законами субъектов Российской Федерации по вопросам охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, изданными в пределах компетенции.

Приказ МВД России от 18.03.2013 N 141 (ред. от 23.06.2020) Об утверждении Порядка организации оказания медицинской помощи задержанным лицам в территориальных органах МВД России

1. Настоящий Порядок регламентирует вопросы, связанные с организацией оказания медицинской помощи лицам, задержанным полицией по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 14 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" <1>, и содержащимся в помещениях дежурных частей территориальных органов МВД России <2> не более 48 часов до принятия в отношении них решений, предусмотренных частью 2 статьи 14 Федерального закона "О полиции", за исключением лиц, задержанных за административное правонарушение.

<Письмо> ФССП России от 30.06.2015 N 00043/15/46799-АП "О реализации положений Межведомственного письма"

3.3. При обнаружении скрывшегося от органов дознания ФССП России лица, в отношении которого избрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу (либо таковая не избиралась), на основании положений ст. 14 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" рекомендуется организовать:

Приказ МВД России от 15.10.2013 N 845 (ред. от 31.12.2018) Об утверждении Инструкции по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации

<1> Часть 2 статьи 14 Федерального закона "О полиции", подпункт 1 пункта 2 статьи 21 Федерального закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".

78. Несовершеннолетние, достигшие установленного законом возраста для привлечения к уголовной ответственности и совершившие преступления, а также несовершеннолетние, находящиеся в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, при отсутствии медицинских показаний для оказания медицинской помощи в стационарных условиях, доставляются только в дежурную часть территориального органа МВД России.

Приказ МВД России от 30.04.2012 N 389 (ред. от 06.07.2020) Об утверждении Наставления о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан

3. Настоящее Наставление распространяется на лиц, подлежащих задержанию по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 14 Федерального закона "О полиции", и подвергнутых доставлению в служебные помещения дежурных частей в соответствии с пунктами 13, 14 части 1 статьи 13 Федерального закона "О полиции" для выяснения обстоятельств факта их задержания и доставления.

Приказ МВД России от 02.03.2009 N 185 (ред. от 22.12.2014) Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения

<1> Часть 6 статьи 14 Федерального закона "О полиции".

156. Досмотр транспортного средства осуществляется в присутствии двух понятых.

157. Досмотр транспортного средства осуществляется в присутствии лица, во владении которого оно находится. В случаях, не терпящих отлагательства, досмотр транспортного средства может быть осуществлен в отсутствие указанного лица.


Порядок доставления несовершеннолетних в органы внутренних дел — Администрация Малмыжского района

ОКО ГОСУДАРЕВО

Наши разъяснения

 

 

Порядок доставления несовершеннолетних в органы внутренних дел

 

 

В соответствии со ст.21 Федерального закона от 24.06.1999 №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» подразделения по делам несовершеннолетних органов полиции принимают участие в установленном порядке в уведомлении родителей или иных законных представителей несовершеннолетних о доставлении несовершеннолетних в подразделения органов внутренних дел в связи с их безнадзорностью, беспризорностью, совершением ими правонарушения или антиобщественных действий.

 

В случае доставления в отдел полиции заблудившегося или подкинутого ребенка, сотрудники полиции в соответствии с Инструкцией по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, утвержденной Приказом МВД РФ от 15.10.2013 №845, обязаны установить данные, характеризующие его личность, сведения о родителях или иных законных представителях, условиях воспитания. Уведомить незамедлительно его родителей или иных законных представителей. Выяснить обстоятельства совершения правонарушения или обнаружения заблудившегося, подкинутого ребенка. Решить вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении (в случае совершения правонарушения).

 

Направляя в медицинскую организацию для оказания медицинской помощи, одновременно рассматривается вопрос о необходимости медицинского освидетельствования несовершеннолетнего, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, а также в случае наличия у него характерных признаков телесных повреждений либо признаков заболеваний, в том числе с подозрением на инфекционные и паразитарные болезни.

 

Кроме того, сотрудники полиции обязаны принять меры по выявлению лиц, склонивших несовершеннолетнего к употреблению алкогольной и (или) спиртосодержащей продукции, потреблению наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, либо употреблению одурманивающих веществ, установлению мест приобретения несовершеннолетним указанной продукции путем получения объяснений у несовершеннолетнего и, по возможности, его родителей или иных законных представителей, лиц, доставленных вместе с несовершеннолетним, а также привлечению виновных к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

 

В дальнейшем доставленного несовершеннолетнего передать его родителям или иным законным представителям, должностным лицам организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

 

О каждом случае доставления несовершеннолетнего в территориальный орган МВД России составляется протокол, который хранится в подразделении по делам несовершеннолетних ОВД. Делаются записи в книге учета лиц доставленных в дежурную часть территориального органа.

 

В протоколе указывается время доставления, откуда доставлен ребенок, кем доставлен, основания доставления, расписка законных представителей о принятии несовершеннолетнего.

 

В соответствии с законодательством несовершеннолетние могут содержаться в органах внутренних дел не более трех часов.

 

По истечении трех часов несовершеннолетний должен быть передан родителям или иным законным представителям, должностным лицам учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей.

 

В случаях, когда несовершеннолетние не могут быть переданы родителям или законным представителям в течение 3 часов в силу того, что их личность не установлена, либо они не имеют места жительства, места пребывания или не проживают на территории субъекта РФ, где ими было совершено общественно опасное деяние и т.д., сотрудники отделений по делам несовершеннолетних подготавливают материалы для рассмотрения возможности помещения таких несовершеннолетних в центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел несовершеннолетних, на срок до 30 суток.

 

В соответствии с п.3 ч.1 ст.18 Федерального закона от 24.06.1999 №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» заблудившиеся, подкинутые и другие дети в возрасте до 4 лет, оставшиеся без попечения родителей или законных представителей, направляются в учреждения органов здравоохранения.

 

 

 

 

Помощник прокурора

Малмыжского района

Якупов Р.М

Какие процедуры должна соблюдать полиция при аресте?

Когда полиция арестовывает кого-то, она лишает этого человека основного права на свободу. Следовательно, есть несколько процедур, которым должна следовать полиция, прежде чем она сможет произвести законный арест, чтобы наши права оставались защищенными.

Многие штаты и полицейские управления добавляют дополнительные процедуры. Эти дополнительные процедуры могут быть разработаны для того, чтобы: защитить физическую безопасность сотрудников полиции, помочь сотруднику задокументировать арест или помочь сотруднику избежать юридической ошибки, которая может разрушить версию обвинения.

Полицейские процедуры ареста отличаются от одного отдела к другому, поэтому, если у вас есть вопросы о процедурах, используемых в вашем районе, лучше всего обратиться в местную полицию. Ниже приводится общее обсуждение процедур, которым должна следовать полиция при задержании.

Когда офицер может арестовать

Существует лишь очень ограниченное число обстоятельств, при которых офицер может произвести арест:

  • Офицер лично наблюдал за преступлением;
  • У сотрудника есть веские основания полагать, что арестованный совершил преступление;
  • Офицер имеет ордер на арест, выданный судьей.

Офицер не может арестовать кого-либо только потому, что он этого хочет или подозревает, что кто-то может быть преступником. Офицеры полиции должны быть в состоянии оправдать арест, как правило, предъявив некоторые вещественные доказательства, которые привели их к вероятной причине.

Требования полиции: порядок ареста

Правила относительно того, что должен делать офицер при аресте, различаются в зависимости от юрисдикции. Как правило, арест происходит, когда арестованный обоснованно полагает, что он не может уйти.Офицеру не нужно надевать наручники или помещать задержанного в полицейский крейсер, хотя полиция часто использует эту тактику, чтобы защитить себя.

Полиции также не нужно читать Миранду Райтс во время ареста. Однако полиция должна огласить подозреваемому их права перед допросом, поэтому многие полицейские управления рекомендуют прочитать Миранду Райтс при задержании. Таким образом, они могут сразу начать допрос, а любая информация, предоставленная подозреваемым, может быть использована против них.

Наконец, хотя полиция почти всегда сообщает задержанному, почему он арестован, у нее не обязательно есть какие-либо юридические обязательства сделать это. Это зависит как от юрисдикции, так и от обстоятельств ареста.

Полицейские процедуры ареста и чрезмерное применение силы

Полиции не разрешается применять чрезмерную силу или жестоко обращаться с задержанным; это универсально и защищено Конституцией США.

Как правило, сотрудникам полиции разрешается применять минимальную силу, необходимую для самозащиты и заключения подозреваемого под стражу.Вот почему людям рекомендуется никогда не сопротивляться аресту или спорить с полицией, даже если они считают арест незаконным, поскольку сопротивление может привести к применению большего количества силы.

Если арестованный считает арест необоснованным или неправильным, он всегда может оспорить его позже с помощью адвоката и, если есть основания, возбудить дело о гражданских правах.

Не знаете о процедурах ареста в полиции? Позвоните адвокату защиты сегодня

Даже если вы не думаете, что вас когда-нибудь арестуют, всегда полезно знать свои права и правила, которым должна следовать полиция.В конце концов, многие случаи показали, что даже когда кого-то арестовывают за незначительное преступление, процесс ареста может перерасти в опасную ситуацию.

Если у вас есть вопросы о процессе ареста или вы уже арестованы, вы можете связаться с ближайшим к вам квалифицированным адвокатом по уголовным делам, чтобы узнать больше.

Злонамеренное судебное преследование, злоупотребление служебным положением и ложный арест | Юридическая фирма Чандра | 216-578-1700

• Области практики • Практика • Злонамеренное судебное преследование, злоупотребление процедурой и ложный арест

Люди, ложно обвиненные в преступлениях и привлеченные к уголовной ответственности, серьезно пострадали

Злонамеренное преследование

Уголовное преследование является злонамеренным, если правоохранительные органы выдвигают необоснованные обвинения.Примеры злонамеренного преследования включают ситуации, в которых правоохранительные органы:

  • обвиняет человека в преступлении с целью сокрытия неправомерных действий полиции, таких как чрезмерное применение силы или незаконное тюремное заключение;
  • намеревается наказать человека, возбудив против него уголовное дело;
  • намеревается испортить репутацию человека, возбудив против него необоснованное уголовное дело; или
  • обвиняет человека в преступлении, чтобы отвлечь внимание от настоящего преступника.

Частное лицо, которое лжет полиции и заставляет правоохранительные органы выдвигать ложные уголовные обвинения, также может нести ответственность за злонамеренное преследование.

Лицо, вынужденное защищать необоснованный гражданский иск, также понесет убытки и может получить возмещение в случае злонамеренного судебного преследования.

Чтобы получить компенсацию по иску о злонамеренном судебном преследовании по закону штата, истец из Огайо должен доказать:

(a) злой умысел при возбуждении или продолжении уголовного или гражданского судопроизводства;

(b) отсутствие вероятной причины или разумных оснований верить утверждениям;

(c) прекращение уголовного преследования или гражданского иска в пользу обвиняемого.

Злоба определяется как состояние ума, при котором человек умышленно совершает противоправное действие с намерением причинить вред. Но суды сосредотачиваются на отсутствии вероятной причины, и из ее отсутствия можно сделать вывод о злом. Согласно закону штата Огайо, истец не может подавать иск о злонамеренном судебном преследовании, если основной процесс или судебный иск не были повернуты в пользу обвиняемого.

Связь с «злоупотреблением служебным положением» и «ложным арестом»

Еще одним деликтным иском в связи с неправомерным поведением в ходе судебного разбирательства является злоупотребление процессуальным правом.Злоупотребление процессуальными действиями отличается от злонамеренного судебного преследования тем, что лицо по-прежнему может подать иск о нарушении процессуального права при наличии разумных оснований для продолжения дела, но судебный процесс был инициирован с ненадлежащей или скрытой целью. Например, попытка связать собственность в ходе бракоразводного процесса с целью заставить другого супруга согласиться на другие права на посещение ребенка может представлять собой нарушение процедуры. Однако заявления о нарушении процесса трудно доказать, и они редко бывают успешными.

Другие доступные утверждения включают ложный арест, который может заключаться в том, что полиция арестовывает кого-то без вероятной причины.Вероятная причина требует, чтобы у полиции была разумная достоверная информация, достаточная для того, чтобы офицер разумной осторожности мог поверить, что арестованный совершил или находится в процессе совершения правонарушения. Как правило, действие ордера является полной защитой от заявления о ложном аресте.

Злонамеренное преследование и ложный арест как нарушение гражданских прав

В дополнение к любым требованиям закона штата, как злонамеренное (уголовное) преследование, так и ложный арест признаются отдельными нарушениями конституционного права человека против необоснованных обысков и конфискований, охраняемых Четвертой поправкой к U.С. Конституция. Если иски о злонамеренном судебном преследовании связаны с арестом или уголовным преследованием, истцы могут обратиться в суд штата или федеральный суд.

Доказательство злого умысла не требуется для удовлетворения иска о злонамеренном уголовном преследовании в соответствии с Конституцией США. Здесь истец должен доказать:

(a) против истца было возбуждено уголовное дело, и ответчик принял решение о возбуждении уголовного дела, повлиял на него или участвовал в его принятии;

(b) отсутствие вероятных оснований для возбуждения уголовного дела;

(c) в результате судебного разбирательства истец был лишен свободы помимо первоначального ареста; и

(d) уголовное дело было разрешено в пользу истца.

Обратитесь за помощью в The Chandra Law Firm LLC

Вы можете связаться с нашей фирмой, которая обслуживает клиентов по всему Огайо и по всей стране, позвонив по телефону 216-578-1700 или заполнив нашу онлайн-форму для связи.

В Chandra Law ваше дело - наше дело .®

6 причин, по которым пришло время оправдать полицию

После убийства Джорджа Флойда полицией вспыхнули протесты с участием активистов и членов сообщества в Миннеаполисе и по всей территории США. требуя, чтобы жизнь Блэка имела значение, и многие призывали защитить полицию.

Многих из нас, особенно белых, научили отождествлять работу полиции с общественной безопасностью, и они не могут представить альтернативы карательной модели правоприменения. Но наша уголовно-правовая система была построена для усиления глубокого структурного расизма в нашем обществе. Для большинства цветных людей и сообществ работа полиции принесла скорее ужас, чем безопасность.

Убийства Джорджа Флойда, Эрика Гарнера, Филандо Кастилии, Сандры Бланд, Майкла Брауна и множества других чернокожих и коричневых людей от рук полиции не являются аномалиями.Они являются свидетельством расистской системы, которая непропорционально нацелена на цветных людей в целях насилия, тюремного заключения и смерти.

Скажите своему губернатору: инвестируйте в наши сообщества, а не в полицию!

Нам нужны настоящие перемены. Вот почему мы должны прекратить инвестировать в полицию и тюремное заключение и вместо этого намеренно инвестировать в альтернативные модели, которые сосредоточены на сообществе и устраняют коренные причины вреда, в дополнение к увеличению инвестиций в школы, здравоохранение и другие человеческие потребности, которые поддерживают наши сообщества. безопасно.

Вот почему мы все должны поддержать призыв оправдать полицию:

1. Полицейские в США были созданы для поддержания превосходства белых.

Полиция не является нейтральным органом, и это учреждение по своей сути предвзято. В США патрули рабов и ночные дежурства положили начало расовой системе правоохранительных органов, призванной обеспечить безопасность столиц для белых поселенцев.

За последние 40 лет распространение полиции, направленной на расовую ориентацию, и такие политики, как «останови и обыскивай» и «война с наркотиками», способствовали разжиганию массовых лишений свободы в США.С., с афроамериканцами, содержащимися в тюрьмах, более чем в пять раз чаще, чем белые люди. Чернокожие и коричневые люди непропорционально часто становятся жертвами с самого раннего возраста: сотни тысяч детей в возрасте от 6 до 14 лет арестовываются, часто полицейскими, размещенными в школах в качестве «школьных консультантов».

Силы полиции также стали более военизированными. С 1990 года федеральное правительство передало местным правоохранительным органам избыточное военное оборудование на сумму 6 миллиардов долларов в рамках своей программы 1033, что дало полиции доступ к противоминно-устойчивым транспортным средствам, автоматам и гранатометам.В течение многих лет полиция также проходила «военную подготовку», которая учит их видеть каждое столкновение как потенциально опасное для жизни, особенно когда в этих столкновениях участвуют цветные люди. Ежегодно дежурные полицейские убивают около 1000 человек.

Более того, недавнее исследование показало, что сотни действующих офицеров со всей страны являются членами расистских и антиправительственных групп в Facebook.

2. Работа полиции небезопасна.

Несмотря на миллиарды долларов, ежегодно расходуемых на поддержание правопорядка, только в 2019 году в результате применения огнестрельного оружия было убито более 15000 человек, причем непропорционально много цветных молодых людей.Если полиция и тюремное заключение остановят насилие, США станут самой мирной страной в мире. Но десятилетия свидетельств показывают, что это не так.

Если мы верим в право каждого жить в безопасности и мире, нам необходимо ликвидировать институты, которые никогда не предназначались для этого, и высвободить ресурсы для решений, которые на самом деле предназначены для создания здоровых, безопасных и устойчивых сообществ.

3. Телекамеры, тренинги и другие так называемые меры реформы не положат конец циклам полицейского насилия.

В Миннеаполисе и других городах США нательные камеры и другие меры реформы были внедрены в рамках многомиллионного ответа администрации Обамы на призыв к ответственности полиции - и оказались в значительной степени неэффективными.

  • Камеры тела регулярно отключаются полицией и не приводят к менее агрессивному поведению, в то же время усиливая наблюдение за теми, кто находится под охраной.
  • Тренинги для сотрудников полиции по вопросам скрытой предвзятости не дали очевидного эффекта.Фактически в Чикаго было обнаружено, что обучение вели офицеры, обвиняемые в злоупотреблениях.
  • Работа полиции с общественностью - идея о том, что, если полиция и сообщество будут работать вместе, полиции будет больше доверять, - также не работает. Эта практика заставляет белых и богатых членов сообщества следить за своими соседями, что приводит к еще большему количеству полицейских действий, основанных на расистских взглядах и убеждениях.

Между тем, полицейские убийства продолжаются, и уже в этом году полицией были застрелены 1002 человека.

4. Полиция отвлекает миллиарды долларов от школ, здравоохранения и других жизненно важных программ, которые нуждаются в дополнительном финансировании для укрепления наших сообществ и поддержки общего благополучия.

городов США в совокупности тратят 100 миллиардов долларов в год на охрану полиции, в то время как необходимые инвестиции в образование, здравоохранение, жилье и другие важные программы остаются невыполненными, особенно в бедных и цветных сообществах. Нью-Йорк, например, тратит на охрану полиции больше, чем на министерства здравоохранения, службы помощи бездомным, сохранения и развития жилищного фонда, а также молодежи и развития сообществ вместе взятых.

Наши налоговые доллары должны быть перераспределены из этой системы, которая регулярно безнаказанно убивает чернокожих, - и вместо этого инвестированы в программы, которые укрепляют наши сообщества.

5. Чернокожие организаторы призывают отказаться от полицейской деятельности и инвестировать в нужды людей по всей стране.

В рамках своей платформы «Движение за черные жизни» призывает к «перераспределению средств федерального правительства, правительства штата и местного самоуправления от« охраны правопорядка и лишения свободы »к долгосрочным стратегиям в области образования, восстановительного правосудия и программ занятости.”

В Чикаго кампания #NoCopAcademy вдохновила тысячи членов сообщества и получила поддержку более чем 100 общественных организаций, которые призвали город переместить финансирование новой полицейской академии стоимостью 95 миллионов долларов на программы, которые приносят пользу молодежи и сообществам.

Столкнувшись с нехваткой бюджета и неотложной медицинской помощью, по крайней мере 13 городов сократили свои бюджеты полиции.

6. Наши налоговые доллары следует вкладывать в более гуманные и справедливые альтернативы полицейской деятельности.

Это включает финансирование медицинских работников для реагирования на чрезвычайные ситуации в области психического здоровья, а не полиции. Это также означает переключение наших ресурсов на трансформирующие подходы к правосудию, которые поддерживают выживших и работают напрямую с человеком, который причинил вред, через системы ответственности на уровне сообществ. Согласно этим моделям, члены сообщества работают вместе, чтобы обезопасить друг друга.

Человеческие издержки, связанные с инвестированием в полицейскую деятельность, а не в наши сообщества, были не только финансовыми, но и социальными.Мы создали общество, которое рассматривает полицию как ответ на наши проблемы - как реальные, так и воображаемые - вызывая полицию не только в чрезвычайных ситуациях, но и в ответ на опасения или раздражение белых людей во многих ситуациях, когда цветные люди просто пытаются живут своей жизнью.

Прекращение финансирования полиции - это один из шагов, который мы можем предпринять, чтобы высвободить ресурсы и общественное воображение для более справедливых и гуманных подходов к общественной безопасности и общему благополучию. Пора оправдать полицию.

Скажите своему губернатору: инвестируйте в наши сообщества, а не в полицейский участок!

Обеспечение Четвертой поправки: правило исключения | U.С. Конституция Аннотированная | Закон США

Четвертая поправка провозглашает право не подвергаться необоснованным обыскам и арестам, но как это право переводится в конкретные термины, не уточняется. Было предложено несколько возможных методов приведения в исполнение, но только один - правило об исключении - часто применялся Верховным судом, и в последние годы Суд ограничил его применение.

Теоретически существует несколько альтернатив правилу исключения.Незаконный обыск и выемка могут быть уголовно наказуемыми, и офицеры, проводящие его, таким образом, подлежат судебному преследованию, но примеры, когда офицеры привлекаются к уголовной ответственности за чрезмерное усердие в обеспечении соблюдения законов, крайне редки. Сотрудник полиции, совершающий незаконный обыск и выемку, подлежит внутренней дисциплинарной дисциплине, которая может поддерживаться надзором наблюдательных комиссий полиции в нескольких юрисдикциях, которые их приняли, но, опять же, примеры дисциплинарных мер чрезвычайно редки. .

Также доступны гражданские средства правовой защиты. Лица, которые были незаконно арестованы или в чью частную жизнь вторглись, обычно будут иметь деликтные иски, предусмотренные статутным или общим правом штата, или против федерального правительства в соответствии с Федеральным законом о судебных исках.

Более того, полицейские, действующие под прикрытием закона штата и нарушающие права человека по Четвертой поправке, могут быть возбуждены в федеральном суде иском о возмещении ущерба и других средствах правовой защиты в соответствии с законом о гражданских правах.Хотя федеральные должностные лица и другие лица, действующие под прикрытием федерального закона, не подпадают под действие этого закона, Верховный суд постановил, что право на возмещение убытков за нарушение прав Четвертой поправки возникает косвенно и что это право подлежит исполнению в федеральных судах.

Хотя возмещение убытков может быть более эффективным, на пути возникают юридические и практические проблемы. У сотрудников правоохранительных органов есть обычные средства защиты в соответствии с общим правом, наиболее важной из которых является требование добросовестности.Однако такие «добросовестные» заявления не основаны на субъективных намерениях офицера. Вместо этого офицеры имеют право на квалифицированный иммунитет, «если четко установленный закон не свидетельствует о том, что обыск нарушил Четвертую поправку» или если у них было объективно разумное убеждение в том, что необоснованный обыск, позднее установленный как нарушающий Четвертую поправку, был подкреплен вероятной причиной или Неотложные обстоятельства. С практической точки зрения, лица, подвергшиеся незаконным арестам, обыскам и изъятиям, часто являются лицами с сомнительной репутацией, к которым присяжные не сочувствуют, или они не имеют права подавать иски.Таким образом, в результате Суд подчеркнул исключение неконституционно изъятых доказательств в последующих судебных процессах по уголовным делам как единственный эффективный метод правоприменения.

Исключение доказательств в качестве средства правовой защиты от нарушений Четвертой поправки было начато в деле Boyd v. United States , которое, как отмечалось выше, включало не обыск и изъятие, а обязательное производство деловых бумаг, что Суд сравнил с обыск и выемка. Кроме того, Суд сопоставил положение Пятой поправки о самооговоре с защитой Четвертой поправки, чтобы вывести правило, требующее исключения принудительных доказательств, поскольку обвиняемый был вынужден свидетельствовать против самого себя, представив их. Boyd был строго ограничен своими фактами, и правило об исключении, основанное на нарушениях Четвертой поправки, было отклонено судом несколько лет спустя, при этом судьи придерживались правила общего права, согласно которому доказательства допустимы, какими бы они ни были.

Тем не менее, десять лет спустя точка зрения общего права была отвергнута, и в деле Weeks v. United States было предложено исключительное правило. Уикс был осужден на основании улик, изъятых из его дома в ходе двух необоснованных обысков; некоторые доказательства состояли из частных документов, таких как те, которые требовались в Boyd .Единогласно Суд постановил, что доказательства должны были быть исключены судом первой инстанции. Четвертая поправка, как сообщил День справедливости, налагает на суды, а также на сотрудников правоохранительных органов ограничения на осуществление власти в соответствии с ее гарантиями. «Стремление исполнителей уголовного законодательства страны добиваться осуждения путем незаконных обысков и принуждения к признанию. . . не должны находить никаких санкций в решениях судов, которые постоянно обвиняются в поддержке Конституции и к которым люди любого состояния имеют право обращаться с просьбой о сохранении таких основных прав.«Основание решения неоднозначно, но, похоже, было предположение, что признание незаконно изъятых доказательств само по себе нарушит Четвертую поправку. «Если таким образом письма и частные документы могут быть изъяты, удержаны и использованы в качестве доказательств против гражданина, обвиняемого в преступлении, защита Четвертой поправки, провозглашающей его право на защиту от таких обысков и изъятий, не имеет значения, и до сих пор что касается помещенных таким образом лиц, их также можно исключить из Конституции.Усилия судов и их должностных лиц по привлечению виновных к наказанию, какими бы похвальными они ни были, не должны подкрепляться принесением в жертву тех великих принципов, установленных годами усилий и страданий, которые привели к их воплощению в фундаментальном законе мира. земля."

Поскольку Четвертая поправка не ограничивает действия должностных лиц штата, изначально не возникало вопроса о применении исключающего правила в судах штатов в качестве мандата федеральной конституционной политики.Но в деле Wolf v. Colorado единогласный суд постановил, что свобода от необоснованных обысков и конфискований является таким фундаментальным правом, которое защищается от нарушений государством в соответствии с положением о надлежащей правовой процедуре Четырнадцатой поправки. Однако Суд постановил, что гарантированное таким образом право не требует применения исключающего правила в государственных судах, поскольку существуют другие средства для соблюдения и обеспечения соблюдения этого права. «Допуская, что на практике исключение доказательств может быть эффективным способом предотвращения необоснованных обысков, этот Суд не вправе осуждать как не отвечающие минимальным стандартам, гарантированным Положением о надлежащей правовой процедуре, зависимость государства от других методов, которые, если они будут последовательно применяться , были бы столь же эффективны.”

Однако выяснилось, что Суд не наделил государства полной свободой усмотрения в отношении допустимости доказательств, поскольку Суд приступил к оценке в соответствии с положением о надлежащей правовой процедуре методов, с помощью которых были получены доказательства. Так, в деле Rochin v. California доказательства владения наркотиками были получены путем насильственного введения рвотного средства обвиняемому в больнице после того, как полицейским не удалось помешать ему проглотить определенные капсулы.Доказательства, сказал судья Франкфуртер от Суда, следовало исключить, потому что методы полиции были слишком нежелательными. «Это поведение шокирует совесть. Незаконное вторжение в частную жизнь заявителя, борьба за то, чтобы открыть ему рот и вынуть то, что там было, насильственное извлечение содержимого его желудка. . . не может не оскорбить даже закоренелых чувств. Это методы, слишком близкие к стойке и винту ». Стандарт Rochin был ограничен в Irvine v.California , в котором обвиняемый был осужден за букмекерскую деятельность на основании доказательств, полученных полицией, которая неоднократно врывалась в его дом и скрывала электронное оборудование, чтобы транслировать каждый разговор в доме. Множественное мнение судьи Джексона утверждало, что Rochin было вызвано элементом жестокости и что, хотя поведение полиции в Irvine было явно незаконным, допустимость доказательств регулируется Wolf , который должен последовательно применяться для целей руководства государственным судам.Судья также испытывал серьезные сомнения в эффективности правила исключения. Рочин появился в качестве стандарта, однако в более позднем деле, в котором Суд подтвердил допустимость результатов анализа крови, проведенного в то время, когда обвиняемый находился без сознания в больнице после дорожно-транспортного происшествия, Суд отметил рутинный характер теста. и минимальное вторжение в личную жизнь.

Затем в деле Mapp v. Ohio суд постановил, что правило об исключении применяется к штатам.«Логически и конституционно необходимо, - писал судья Кларк от имени большинства, - чтобы доктрина исключения - неотъемлемая часть права на неприкосновенность частной жизни - также настаивала на том, что она является важным компонентом права» на защиту от необоснованных обысков и судороги. «Иное мнение - значит предоставить право, но на самом деле лишить его привилегии и пользования». Суд также постановил, что, поскольку незаконно изъятые доказательства должны быть исключены как из федеральных судов, так и из судов штата, стандарты, по которым должен решаться вопрос о законности, должны быть одинаковыми, независимо от того, был ли суд, в котором были представлены доказательства, штат или федеральный.

Важным для решения таких вопросов, как применение правила исключения к штатам и способность Конгресса отменить или ограничить его, является определение конституционного источника и основы правила. В течение некоторого времени было неясно, было ли правило об исключении выведено из Четвертой поправки, из некоторого объединения Четвертой и Пятой поправок или из надзорных полномочий Суда над федеральными судами низшей инстанции. Следует напомнить, что в деле Boyd Суд объединил положение о обыске и изъятии с положением Пятой поправки, защищающей от принуждения к самооговору.В деле Weeks v. United States , хотя и упоминалась Пятая поправка, очевидно, что решение было основано на Четвертой поправке. Тем не менее, в заключениях после недель Суд четко определил основу для правила об исключении как Положение о самооговоре Пятой поправки. Затем в деле Mapp v. Ohio Суд строго привязал правило к Четвертой поправке, посчитав исключение доказательств, изъятых в нарушение Поправки, как «важнейшую конституционную привилегию» права на свободу от необоснованных обысков и конфискации, обнаружив, что это правило было «неотъемлемой частью права на неприкосновенность частной жизни», защищаемого Поправкой.

«Этот суд с тех пор [решение Уикса было принято в 1914 году] требовал от офицеров федерального права строгого соблюдения этого приказа, который Суд счел четким и конкретным, и конституционно требует - даже если это подразумевается в судебном порядке - сдерживающих гарантий без настойчивость, на которой Четвертая поправка была бы сведена к «словесной форме» ». Это был необходимый шаг в применении правила к штатам, чтобы обнаружить, что норма имеет конституционное происхождение, а не является результатом осуществления надзорные полномочия Суда над нижестоящими федеральными судами, поскольку последние по конституции не могут быть распространены на суды штатов.Фактически, в деле Wolf v. Colorado , отказавшись распространить исключительное правило на штаты, судья Франкфуртер, похоже, пришел к выводу, что это правило основано на надзорных полномочиях Суда. Mapp устанавливает, что правило имеет конституционное происхождение, но это не обязательно означает, что оно невосприимчиво к законодательному пересмотру.

В ряде дел, включая Weeks , высказываются предположения о том, что признание незаконно изъятых доказательств неконституционно.Эти предложения часто сочетались с доводами, подчеркивающими «честность судебных органов» как основанием для отказа от предоставления таких доказательств. Тем не менее, Суд разрешил представить такие доказательства в суды первой инстанции, когда у ответчика не было «правоспособности» возражать против обыска и выемки, в результате которых были получены доказательства, или когда обыск проводился до объявления решения, распространяющего правило об исключении на государства. В это время Суд обратился к «основному постулату самого правила исключения.Правило рассчитано на предотвращение, а не на восстановление. Его цель - сдержать - заставить уважать конституционные гарантии единственно доступным способом - устраняя стимул игнорировать их ». « Mapp имел своей основной целью обеспечение соблюдения Четвертой поправки путем включения правила исключения в свои права. Было обнаружено, что это было единственным эффективным средством сдерживания беззаконных действий полиции. Действительно, все дела, начиная с Wolf , требующие исключения незаконных доказательств, были основаны на необходимости эффективного сдерживания незаконных действий полиции.”

Пока у нас было правило исключения, критики критиковали его, оспаривали его предпосылки, оспаривали его мораль. К началу 1980-х годов большинство судей заявили о желании либо отменить правило, либо резко сократить его действие, и многочисленные мнения отвергли все доктринальные основы, кроме сдерживания. В то же время в этих мнениях высказывались серьезные сомнения в эффективности правила как сдерживающего фактора и выдвигались ценности общественных интересов в эффективном правоприменении и общественной безопасности как причины для полного отказа от правила или ограничения его применения.Таким образом, Суд подчеркнул высокую стоимость применения правила исключения надежных и заслуживающих доверия доказательств, даже когда нарушения были техническими или добросовестными, и предположил, что такое использование правила вполне может «вызвать неуважение к закону и отправление правосудия », а также освобождение виновных. Суд больше не заявляет, что «[с] суть положения, запрещающего получение доказательств определенным образом, заключается в том, что не только доказательства, полученные таким образом, не должны использоваться в Суде, но они не должны использоваться вообще.”

Хотя правило исключения не было полностью отвергнуто, его использование было существенно ограничено. Например, обвиняемые, которые сами не подвергались незаконным обыскам и изъятиям, не могут возражать против представления доказательств, незаконно полученных от сообщников или соучастников, и даже обвиняемый, права которого были нарушены, может найти доказательства признанными, а не доказательством того, что виновен, но чтобы оспорить его показания. Кроме того, доказательства, полученные в результате неправомерного обыска и изъятия, могут иногда использоваться непосредственно в уголовном судопроизводстве, если обвинение может продемонстрировать достаточное ослабление связи между неправомерным поведением полиции и получением доказательств.Обвиняемые, которые были осуждены после судебных разбирательств, в ходе которых им была предоставлена ​​полная и справедливая возможность подать иски о нарушениях Четвертой поправки, не могут впоследствии подавать эти иски в федеральный закон habeas corpus, поскольку, как установил суд, затраты перевешивают минимальный сдерживающий эффект.

Исключительное правило неприменимо в слушаниях по отмене условно-досрочного освобождения, и нарушение правила «постучи и объяви» (процедура, которой должны следовать сотрудники полиции, чтобы объявить о своем присутствии до того, как войти в резиденцию с законным ордером) не требует подавления доказательства, собранные в результате обыска.Если арест или обыск, которые были действительными на момент его проведения, становятся неудовлетворительными из-за последующего признания недействительным закона, в соответствии с которым производился арест или обыск, Суд постановил, что полученные таким образом доказательства, тем не менее, являются допустимыми. В других случаях свидетель большого жюри должен был отвечать на вопросы, даже если вопросы основывались на доказательствах, полученных в результате незаконного обыска и изъятия, а федеральным налоговым органам было разрешено в ходе гражданского судопроизводства использовать доказательства, которые были изъяты у ответчика неконституционным путем. органами государственной власти.

Существенное ограничение правила исключения произошло в 1984 году с принятием исключения «добросовестности». В деле United States v. Leon Суд сделал исключение для доказательств, полученных в результате объективного и добросовестного использования офицерами ордера, который впоследствии был признан недействительным, выданного независимым и нейтральным судьей. Мнение судьи Уайта для Суда может не принести пользы в применении правила об исключении, когда имеется добросовестное доверие к недействительному ордеру.Таким образом, ничто не могло компенсировать «существенные социальные издержки, понесенные [правилом]». «Исключительное правило предназначено для сдерживания неправомерных действий полиции, а не для наказания за ошибки судей и магистратов», и в любом случае Суд счел маловероятным, что это правило могло иметь сильный сдерживающий эффект на действия действительно нейтральных магистратов. Более того, Суд посчитал, что это правило не должно применяться «для сдерживания объективно разумной правоохранительной деятельности» и что «обвиняет сотрудника в ошибке мирового судьи».. . не может логически способствовать сдерживанию нарушений Четвертой поправки ». Суд также предложил некоторые обстоятельства, при которых суды не смогли бы признать, что использование офицерами ордера было объективно разумным: если офицеры были «нечестными или безрассудными при составлении своих показаний под присягой», если должно было быть очевидно, что судья «Полностью отказался» от своей нейтральной роли, или если ордер явно неполон (, например, , отсутствует конкретность).

Суд применил стандарт Леон в деле Массачусетс против Шеппарда , постановив, что офицер имел объективно разумную уверенность в том, что у него есть действующий ордер после того, как он указал мировому судье, что он не использовал стандартную форму, и магистрат указал, что необходимые изменения были внесены в выданный ордер. Затем Суд расширил действие Леон , постановив, что правило об исключении неприменимо к доказательствам, полученным должностным лицом, действующим в объективно разумной зависимости от закона, который впоследствии был признан нарушающим Четвертую поправку.Заключение судьи Блэкмуна для Суда основывалось на том, что применение правила об исключении в таких обстоятельствах будет иметь не больший сдерживающий эффект для офицеров, чем когда офицеры разумно полагаются на недействительный ордер, и не будет более сдерживающим эффектом на законодателей, принимающих недействительные законы, чем на магистратов. которые выдают недействительные ордера. Наконец, Суд постановил, что правило исключения не применяется, если полиция проводит обыск, объективно обоснованно полагаясь на имеющий обязательную силу судебный прецедент, даже если обвиняемый успешно оспаривает этот прецедент.

Суд также применил Леон , чтобы разрешить признание полученных доказательств в отношении ареста, основанного на ошибочном убеждении о вероятной причине ареста, когда ошибочное мнение было результатом небрежной бухгалтерской ошибки сотрудником полиции, не являющимся сотрудником полиции. офицер, производивший арест. В деле Herring v. United States сотруднику полиции не удалось удалить из компьютерной базы данных полиции ордер на арест, который был отозван пятью месяцами ранее, и, как следствие, арестовавший офицер ошибочно полагал, что ордер на арест остается в силе.Суд поддержал допущение доказательств, поскольку ошибка была «результатом изолированной небрежности, смягченной после ареста». Хотя Суд «не предполагал, что все ошибки, допущенные полицией при ведении документации, не подпадают под действие правила об исключении», он подчеркнул, что «[для того, чтобы применять правило об исключении, поведение полиции должно быть достаточно преднамеренным, чтобы исключение могло существенно сдерживать его, и достаточно виновным, чтобы такое сдерживание стоило той цены, которую заплатила система правосудия. Как указано в наших случаях, правило исключения служит для предотвращения преднамеренного, безрассудного или грубо небрежного поведения, а в некоторых случаях - повторяющейся или систематической небрежности.”

Селедка имеет большое значение, поскольку предыдущие дела, в которых применялось добросовестное исключение к правилу исключения, были связаны в основном с нарушениями Четвертой поправки не полицией, а другими государственными органами, такими как судебные или законодательные органы. Хотя ошибка в Селедка была совершена сотрудником полиции, отличным от сотрудника, производившего арест, введение теста на равновесие для оценки поведения полиции повышает вероятность того, что даже нарушения Четвертой поправки, вызванные халатными действиями задерживающего офицера, могут в будущем уклоняться от применения правила исключения.

Например, из анализа Суда в деле Leon и его потомков неясно, поддержит ли большинство судей также добросовестное исключение для доказательств, изъятых без ордера, хотя есть некоторые формулировки, достаточно широкие, чтобы применяться к изъятиям без ордера. . Также неясно, что будет означать добросовестное исключение в контексте обыска без ордера, поскольку объективная разумность действий должностного лица без ордера уже принимается во внимание при определении того, имело ли место нарушение Четвертой поправки.Однако возрастающая готовность Суда признать необоснованные обыски не «необоснованными» в соответствии с Четвертой поправкой может снизить частоту возникновения проблемы добросовестности в контексте правила об исключении.

Еще одно существенное ограничение исключающего правила касается исключения ослабления, которое позволяет использовать доказательства, обнаруженные в результате неконституционного поведения правительства, если «причинно-следственная связь» между этим неправомерным поведением и обнаружением доказательств рассматривается рассматривающими судами как достаточно отдаленная или имеет был прерван некоторыми обстоятельствами.В ряде решений, вынесенных на протяжении нескольких десятилетий, Суд ссылался на это исключение, поддерживая признание оспариваемых доказательств. Например, в деле Wong Sun v. United States Суд подтвердил признание неподписанного заявления, сделанного обвиняемым, который первоначально был незаконно арестован, поскольку после этого обвиняемый был привлечен к суду на законных основаниях, освобожден под подписку о невыезде и, только затем добровольно вернулся через несколько дней, чтобы сделать неподписанное заявление. Аналогичным образом, в своем решении 1984 г. по делу Segura v.United States , Суд подтвердил допущение доказательств, полученных после незаконного проникновения в жилище, поскольку доказательства были изъяты на следующий день в соответствии с действующим ордером на обыск, который был выдан на основании информации, полученной правоохранительными органами до незаконного проникновения.

Совсем недавно, в своем решении 2016 года по делу Utah v. Strieff , Суд отклонил возражение против признания определенных доказательств, полученных в результате незаконной остановки, на том основании, что обнаружение ордера на арест после остановки ослабило связь между незаконной остановкой и изъятыми доказательствами инцидента с задержанием обвиняемого.В качестве порогового вопроса Суд отклонил мнение суда штата о том, что исключение ослабления применяется только в делах, связанных с «независимым действием« свободной воли »ответчика». Вместо этого Суд опирался на три фактора, изложенные в Пятой поправке. дело Браун против Иллинойса , чтобы определить, было ли последующее законное получение доказательств в достаточной мере уменьшено по сравнению с первоначальным проступком: (1) «временная близость» между двумя действиями; (2) наличие промежуточных обстоятельств; и (3) цель и очевидность должностного проступка.В целом, Strieff Суд, повторяя, что «сокрытие доказательств должно быть последней мерой судов, а не нашим первым импульсом», пришел к выводу, что обстоятельства дела имеют вес в пользу допуска оспариваемых доказательств. В то время как близость во времени между первоначальной остановкой и обыском была расценена Судом как благоприятная для пресечения, наличие промежуточных обстоятельств в форме действующего ордера на арест ответчика сильно благоприятствовало государству, и, по мнению Суда, имел место нет никаких указаний на то, что эта незаконная остановка была частью какого-либо «систематического или повторяющегося неправомерного поведения полиции».В частности, Суд, опираясь на второй фактор, подчеркнул, что обнаружение ордера «разорвало причинно-следственную цепочку» между незаконной остановкой и обнаружением оспариваемых доказательств. Таким образом, суд Strieff , судя по всему, установил правило, согласно которому наличие действительного ордера «до [начала] расследования» и «полностью не связанного с остановкой», как правило, способствует обнаружению достаточного смягчения между противоправным поведением и обнаружением доказательств.

Суд в течение длительного периода следовал правилу «правоспособности», в соответствии с которым он определял, является ли сторона подходящим лицом, чтобы подавить предположительно незаконные доказательства.Подобно принципам возможности судебного разбирательства по статье III, в которых подчеркивается, что обычно можно оспаривать только те действия правительства, которые причиняют ему вред, постоянный принцип в делах о Четвертой поправке «требует [d] от того, кто пытается оспорить законность обыска в качестве основы для пресечения соответствующие доказательства, которые он утверждает, и, если утверждение будет оспорено, которое он устанавливает, что он сам стал жертвой вторжения в частную жизнь ». Впоследствии Суд отошел от концепции правоспособности и сосредоточил расследование на одном, а не на двух.Установив, что это положение не служит полезной аналитической цели, Суд постановил, что вопрос об исключении должен решаться исключительно после решения вопроса существа о том, были ли нарушены права заявителя на Четвертую поправку. «Мы не можем придумать ни одного решенного дела этого суда, которое бы вышло иначе, если бы мы пришли к заключению. . . это тип постоянного требования. . . подтвержденная сегодня, более правильно отнесена к основной доктрине Четвертой поправки. Строгое применение принципа, согласно которому права, обеспечиваемые настоящей Поправкой, являются личными, вместо понятия «правоспособность» не приведет к возникновению каких-либо дополнительных ситуаций, в которых доказательства должны быть исключены.При любом подходе расследование одинаково ». Следовательно, необходимо показать, что «оспариваемый обыск и выемка нарушили интересы ответчика, которые Четвертая поправка была призвана защитить».

Обоснование разумного ожидания конфиденциальности Katz теперь вытеснило концепции владения собственностью, которые ранее могли поддерживать либо право подавления, либо установление интересов, в которые вторглись. Таким образом, уже недостаточно заявить о владении или владении арестованными товарами для установления интереса, если при аресте не было нарушено оправданное ожидание конфиденциальности ответчика.Кроме того, уже недостаточно просто находиться в помещении на законных основаниях, чтобы иметь возможность возразить против незаконного обыска; скорее, нужно проявить законный интерес к помещениям, в которые вторгся обыск. Таким образом, такой же незаконный обыск может нарушить права одного человека, а не другого. Опять же, применение обоснования конфиденциальности привело к значительному сокращению числа людей, которые могут пожаловаться на неконституционный обыск.

Правоохранительные органы должны вернуть доверие общественности

Автор: Dr.Дэвид Дж. Томас
Старший научный сотрудник Фонда полиции

Я пишу это как афроамериканец и как офицер полиции в отставке.

В Америке так много истории, что некоторые в Америке хотят забыть. Честно говоря, у нас, американцев, короткая память, когда дело доходит до неудобной реальности или правды, которая мешает нашему образу жизни. Например, если я расскажу о рабстве, полиция возразит: «Рабство не имеет ничего общего с тем, где мы находимся сегодня. Я не несу ответственности за то, что произошло 300 лет назад.”

Что упускается из этого аргумента и чего не осознает правоохранительное сообщество, так это то, что наше прошлое является корнем сегодняшних проблем.

Истории о шерифе и патрулях рабов играют определенную роль в недоверии афроамериканского сообщества к правоохранительным органам. Эти истории рассказываются из поколения в поколение. В детстве мне рассказывали истории мой отец, который родился в 1914 году, и мой дед, который родился в конце 1800-х годов.

Патрули рабов были созданы для поимки беглецов и возглавлялись местным шерифом.Рабам выдавались ордера, если они не подписали разрешение от своих хозяев покинуть плантацию. Благодаря этому отличию шерифы имели возможность физически нападать, насиловать, бить плетью и даже вешать тех, кто нарушал закон.

Сегодня афроамериканские родители разговаривают со своими детьми о нас, полиции.

В 1960-х годах жестокие действия правоохранительных органов по отношению к афроамериканскому сообществу транслировались по телевидению на всеобщее обозрение. Это стало катализатором беспорядков в Уоттсе, Детройте и Ньюарке.

Давайте проясним, мое решение стать сотрудником правоохранительных органов не осталось незамеченным моей семьей. Для моего отца я был настолько разочарован, что после того, как узнал о моем решении, он сделал следующее заявление: «Как ты мог? Мальчик, ты предатель нашей расы. И не только это, ты еще и ниггер для белого человека. Подумайте об этом, ваш отец, человек, на которого вы больше всего хотели быть похожим, звал вас, потому что вы выбрали быть офицером правоохранительных органов. Как бы вы себя чувствовали?

Оглядываясь назад на 1960-е, я должен спросить своих коллег-офицеров: как вы думаете, как это повлияло на отношения между полицией и общественностью?

В 1991 году гражданин снял видеозапись избиения офицерами человека по имени Родни Кинг.Офицеры предстали перед судом и были признаны невиновными. Это подтвердило то, что афроамериканское сообщество говорило о правоохранительных органах в течение многих лет, и сообщество Южно-Центрального Лос-Анджелеса сгорело. Члены сообщества были разгневаны, утверждая, что существует один стандарт для полиции и один для афроамериканского сообщества.

Чему мы научились из своего прошлого, особенно с момента появления сотовых телефонов? Сегодня каждое действие, которое мы предпринимаем, записывается и попадает в Интернет, прежде чем мы сможем заполнить полицейский отчет.

Я спрашиваю своих сослуживцев: в чем наша работа? На этот вопрос есть много ответов, самый распространенный из которых - «защищать и служить». Если я попрошу вас описать нашу роль в американском обществе, не используя эту клише, что вы предложите взамен? Кого мы защищаем? И кого мы обслуживаем?

Полицейская культура уникальна тем, что она изолирована. Под этим я подразумеваю, что существует давнее убеждение, что мы, полиция, не доверяем гражданам и их представлениям о нас.

Мы, полиция, считаем, что граждане не поймут, через что полицейские проходят каждый день. По сути, если вы не являетесь сотрудником полиции, вы негативно оцените нас как отдельных лиц, так и профессию в целом. Из-за этого большинство наших знакомых и друзей - сотрудники полиции.

Конечным результатом является то, что как полицейское сообщество мы защищаем самих себя и стоим за «Синей стеной молчания». Эта стена настолько укоренилась, что мы редко привлекаем наших коллег за нарушение политики или закона.

Чтобы избежать такой проверки, офицер, которого не устраивают действия другого, попросит не работать с этим офицером, не переводить задания или менять смены.

Можно утверждать, что это больше касается самосохранения, чем защиты другого офицера. Многие офицеры опасаются того, что если они нападают на другого офицера, это положит конец их карьере - другие офицеры не будут доверять крысе. Это становится критически важным, когда офицеру нужна поддержка, и никто не приходит на помощь.

Исторически сложилось так, что сотрудникам правоохранительных органов, которые причастны к сомнительным действиям, таким как незаконные аресты или нарушения гражданских прав, а также тем, кто подрывает культуру организации, часто разрешается уйти в отставку вместо увольнения.Это может означать, что их файлы не содержат информации о дисциплинарном анамнезе.

Эта практика дает офицеру, который был вынужден уйти в отставку, возможность быть нанятым другим агентством. Как профессия, мы постоянно позволяем сдавать на переработку тех, кто не соответствует профессиональным стандартам, передавая свои проступки другим сообществам. Кроме того, некоторые агентства никогда не проводят проверку биографических данных и не требуют психологической экспертизы.

Самым обсуждаемым сегодня вопросом в американском обществе является наше решение применить силу.

Нам нравится думать, что общественность не понимает решений, которые мы принимаем каждый день. Проще говоря, применение силы предназначено для того, чтобы остановить угрозу, установить контроль и взять под стражу человека или несколько человек.

Однако я понимаю, что существует много серых зон, особенно в определении допустимой силы.

Чтобы избежать длинных объяснений, применение силы определяется действиями гражданина (ов), с которым мы сталкиваемся. Нам разрешено подняться на ступень выше, чем гражданин, потому что при равной силе с обеих сторон контроль никогда не может быть установлен.

С 1980 года я обучаю новобранцев и офицеров полиции всем аспектам применения силы. Единственное, что осталось неизменным, - это отсутствие набора магических навыков, позволяющего полиции заключать воинствующего гражданина под стражу без потенциального вреда гражданину, офицеру или обоим.

Все должны понимать, что наша реакция на сопротивление полна неизвестного.

С учетом вышесказанного, мы обучаем офицеров использовать громкие словесные повторяющиеся команды при встрече с воинственными гражданами и попытках их заключения под стражу.Громкие словесные команды транслируют арестованному субъекту и невинным свидетелям наших намерений. Мы, полиция, чувствуем, что это особенно верно, когда мы направляем пистолет на гражданина.

Когда граждане не подчиняются, мы часто становимся злыми, нетерпеливыми, агрессивными. Мы обостряем ситуацию, крича еще громче. Когда гражданин не подчиняется, мы злимся и форсируем ситуацию, что в некоторых случаях приводило к применению смертоносной силы.

Я спрашиваю своих сослуживцев, в чем спешка? Во многих случаях у нас есть тактическое преимущество.

Что может сработать, так это изменение стратегии, особенно если у нас есть преимущество, заключающееся в том, что мы не торопимся, тише говорим и объясняем, что нам нужно. Я считаю, что, выполняя громкие словесные команды и направляя им в лицо огнестрельное оружие, многие граждане пугаются или даже дезориентируются, будь то полиция или нет.

Одна из причин, по которой мы терпим неудачу в нашем обучении использованию силы, заключается в том, что оно не включает встречи с людьми с нарушением слуха или психическими заболеваниями, дезориентацией из-за наркотиков, слабоумием или физическим заболеванием.Не поймите меня неправильно, вышеупомянутый предмет изучается в академии, но предметы редко интегрируются во время тренировки с применением силы. Если не включать этот предмет в сценарии обучения применению силы, между офицером и гражданином во время столкновения остается разрыв. Часто мы считаем, что гражданин притворяется или отказывается сотрудничать, и это является стимулом для столкновений с насилием.

Применение силы со смертельным исходом - это наиболее непонятная тема сегодня как полицией, так и гражданами.

Применение смертоносной силы также вызвало наибольший гнев и разочарование как у полиции, так и у граждан.

Теннесси против Гарнера (1985) и Грэхем против Коннора (1989) рассматривают два вопроса, которые связаны со смертоносной силой: когда может быть применена смертоносная сила и были ли действия офицера разумными с учетом обстоятельств?

Решение Гарнера однозначно: применение смертоносной силы полицией ограничивается личной защитой. Цель проста - остановить угрозу.Нет другого стандарта или переменной.

Используя стандарт решения Гарнера в сочетании с решением Коннора о разумности и применяя оба стандарта ко многим полицейским перестрелкам, можно только утверждать, что стандарты не были соблюдены.

Мы, полиция, защищаем наши действия следующим заявлением: «Я боялся за свою жизнь». Для наших сограждан это фраза, которая чаще всего используется в разговорах между полицией и гражданами. Мы хотим, чтобы общественность нам верила, но зачем им, если видео-свидетельства противоречат всему, что мы помещаем в наши отчеты?

Мы так часто кричали волком, что страх за свою жизнь не заслуживает доверия.Все стало настолько плохо, что ничто из того, что мы предлагаем в качестве доказательства, не является правдоподобным.

Когда я обсуждаю встречи полиции / гражданина с моими сверстниками, существует внутреннее убеждение, что граждане должны подчиняться нашим командам и доверять нам. Сверстники, почему и что мы сделали, чтобы завоевать доверие граждан, которым мы служим? Сегодня недостаточно просто быть «полицейским».

Мои сверстники утверждают, что они не виновны в каких-либо нарушениях закона и справедливо относятся к людям, однако их судят по проступкам немногих.Мы - общество, на которое влияют Интернет и средства массовой информации, которые формируют наше восприятие и мнения. К сожалению, мы помним о плохих вещах.

Некоторые примеры:

  • Полиция не смогла установить вероятную причину из-за плохого расследования, и подозреваемый отпущен и через два дня убивает подопытного;
  • Агентство не требует ордера на убийство в течение двух лет, оставляя нераскрытыми около 80 убийств;
  • Агентство выборочно выдает ссылки на велосипеды в негритянском сообществе, не соблюдая при этом законы о велосипедах в остальной части города;
  • Полиция придает большое значение гибели или ранению офицера, но не прилагает таких же усилий для раскрытия насильственных преступлений против своих граждан;
  • Полиция незаконно задерживает и арестовывает целевые группы населения.

Мне интересно, что как профессия мы хотим бойкотировать Бейонсе, Колина Каперника и всех других профессиональных спортсменов, которые выступили против действий полиции в этой стране. Неужели мы коллективно настолько чувствительны, что считаем приемлемым игнорировать фундаментальное право другого гражданина на мирный протест? Я задам другой вопрос: если бы вас вызвали на митинг в Ку-клукс-клане, вы бы возразили против этого и не пошли бы на работу? В чем разница?

Наша система убеждений как полицейских должна измениться.

Мы работаем для граждан в наших сообществах, и у нас нет роскоши избирательной работы полиции. Такое мышление деструктивно, и мы имеем право на уважение не больше, чем граждане, которым мы служим. Наши действия стоили нам чего-то гораздо большего, чем уважение сообществ, которым мы служим; мы стали неизбирательной добычей для тех, кто ищет повод напасть на нас.

В заключение я прошу, чтобы мы заглянули в свои души и увидели, что нам, как профессионалам и членам наших сообществ, нужно делать, чтобы добиться изменений.

Самая большая проблема, которая стоит перед нами, - это вернуть доверие тех, кому мы служим. Это вызов, и, к сожалению, это стало нашей работой.

Дэвид Дж. Томас, доктор философии, доцент кафедры профессиональных исследований Университета побережья Мексиканского залива Флориды, где он преподает в рамках программы исследований в области правосудия. Он имеет докторскую степень. по судебной психологии и степень магистра педагогики.

Др.Томас служил офицером полиции в Мичигане и Флориде, после 20 лет службы ушел из полицейского управления Гейнсвилла. Во время своего пребывания в должности офицера он выполнял задания в патрулировании, обеспечении соблюдения правил DUI, детективах, наркобизнесе, обучении, работе в группе полиции, ориентированной на общину, и ведении переговоров с заложниками, а также работал в качестве офицера полевой подготовки. Его специальность - обучение: последние 29 лет он сертифицирован для обучения новобранцев и действующих офицеров полиции. Он является сертифицированным экспертом судов Флориды по применению силы.В дополнение к своим академическим занятиям доктор Томас является генеральным директором Police Counseling Services, LLC, где он предоставляет консультационные и консультационные услуги нескольким правоохранительным органам Флориды.

Работа с правоохранительными органами | ACLU Южной Калифорнии

В: Какие сотрудники правоохранительных органов могут попытаться допросить меня?

A: Вас могут допрашивать различные сотрудники правоохранительных органов, в том числе сотрудники полиции штата или местной полиции, члены Объединенной целевой группы по борьбе с терроризмом или федеральные агенты из ФБР, Департамента внутренней безопасности (включая иммиграционную и таможенную службу и пограничную службу). Патруль), Управление по борьбе с наркотиками, Служба уголовных расследований ВМС или другие агентства.

В: Должен ли я отвечать на вопросы сотрудников правоохранительных органов?

A: Нет. У вас есть конституционное право хранить молчание. В общем, вам не нужно разговаривать с сотрудниками правоохранительных органов (или с кем-либо еще), даже если вы не можете свободно уходить от полицейского, вас арестовали или вы находитесь в тюрьме. Вы не можете быть наказаны за отказ отвечать на вопрос. Перед тем, как согласиться отвечать на вопросы, рекомендуется поговорить с юристом. Как правило, только судья может приказать вам отвечать на вопросы.(Негражданам следует обратиться к Разделу IV для получения дополнительной информации по этой теме.)

В: Есть ли какие-либо исключения из общего правила, когда мне не нужно отвечать на вопросы?

A: Да, есть два ограниченных исключения. Во-первых, в некоторых штатах вы должны сообщить свое имя сотрудникам правоохранительных органов, если вас остановили и попросили представиться. Но даже если вы назовете свое имя, от вас не потребуется отвечать на другие вопросы. Во-вторых, если вы управляете автомобилем и вас остановили за нарушение правил дорожного движения, офицер может потребовать, чтобы вы предъявили свои права, регистрацию транспортного средства и подтверждение страховки (но вам не нужно отвечать на вопросы).(Негражданам следует обратиться к Разделу IV для получения дополнительной информации по этой теме.)

В: Могу ли я поговорить с юристом, прежде чем отвечать на вопросы?

А: Да. Вы имеете конституционное право поговорить с адвокатом, прежде чем отвечать на вопросы, независимо от того, сообщает ли вам полиция об этом праве. Работа юриста - защищать ваши права. Как только вы скажете, что хотите поговорить с адвокатом, офицеры должны перестать задавать вам вопросы. Если они продолжат задавать вопросы, вы все равно имеете право хранить молчание.Если у вас нет адвоката, вы все равно можете сказать офицеру, с которым хотите поговорить, прежде чем отвечать на вопросы. Если у вас есть адвокат, держите его визитную карточку при себе. Покажите его офицеру и попросите позвонить своему адвокату. Не забудьте узнать имя, агентство и номер телефона любого сотрудника правоохранительных органов, который останавливает или навещает вас, и сообщать эту информацию своему адвокату.

В: Что, если я все равно поговорю с сотрудниками правоохранительных органов?

A: Все, что вы говорите сотруднику правоохранительных органов, может быть использовано против вас и других.Имейте в виду, что ложь государственному чиновнику - преступление, но молчание до консультации с юристом - нет. Даже если вы уже ответили на некоторые вопросы, вы можете отказаться отвечать на другие вопросы, пока у вас не будет адвоката.

В: Что, если сотрудники правоохранительных органов угрожают мне повесткой в ​​суд присяжных, если я не отвечу на их вопросы? (Вызов большого жюри - это письменный приказ о том, чтобы вы явились в суд и дали свидетельские показания об имеющейся у вас информации.)

A: Если сотрудник правоохранительных органов угрожает повесткой в ​​суд, вам все равно не нужно правильно отвечать на вопросы офицера. тут и там, и все, что вы говорите, может быть использовано против вас.Офицер может получить повестку в суд, а может и не получить. Если вы получили повестку в суд или офицер угрожает доставить ее для вас, вам следует немедленно вызвать адвоката. Если вам дали повестку в суд, вы должны следовать указаниям в повестке о том, когда и где явиться в суд, но вы все равно можете заявить о своем праве не говорить ничего, что может быть использовано против вас в уголовном деле.

В: Что, если меня попросят встретиться с офицерами для «антитеррористического интервью»?

A: У вас есть право заявить, что вы не хотите проходить собеседование, чтобы присутствовал адвокат, назначить время и место для собеседования, заранее выяснить, какие вопросы они зададут, и ответить только на вопросы, на которые вам удобно отвечать.Если вы по какой-либо причине взяты под стражу, вы имеете право хранить молчание. Несмотря ни на что, считайте, что все, что вы говорите, не для протокола. И помните, что сознательная ложь офицеру является уголовным преступлением.

В: Что, если сотрудники правоохранительных органов остановят меня на улице?

A: Вам не нужно отвечать ни на какие вопросы. Вы можете сказать: «Я не хочу с вами разговаривать» и спокойно уйти. Или, если вам неудобно это делать, вы можете спросить, можете ли вы уйти. Если ответ положительный, вы можете просто уйти.Не убегайте от офицера. Если офицер говорит, что вы не арестованы, но не можете уйти, значит, вас задерживают. Задержание - это не то же самое, что арест, хотя арест может последовать за ним. Полиция может осмотреть вашу одежду снаружи только в том случае, если у них есть «разумные подозрения» (т. Е. Объективные основания подозревать), что вы можете быть вооружены и представлять опасность. Если они будут искать что-то большее, чем это, четко скажите: «Я не согласен на поиск». Если они все равно продолжат поиск, не сопротивляйтесь им физически.Вам не нужно отвечать на какие-либо вопросы, если вы задержаны или арестованы, за исключением того, что полиция может спросить ваше имя после задержания, а в некоторых штатах вас могут арестовать за отказ предоставить это имя. (Негражданам следует обратиться к Разделу IV для получения дополнительной информации по этой теме.)

В: Что, если сотрудники правоохранительных органов остановят меня в моей машине?

A: Держите руки так, чтобы их могла видеть полиция. Вы должны предъявить свои водительские права, регистрацию и подтверждение страховки, если вас попросят предоставить эти документы.Офицеры также могут попросить вас выйти из машины, и они могут отделять пассажиров и водителей друг от друга, чтобы задавать им вопросы и сравнивать их ответы, но никто не должен отвечать на какие-либо вопросы. Полиция не может обыскивать вашу машину, если вы не дадите им своего согласия, которое вы не обязаны давать, или если у них нет «вероятных оснований» полагать (т. Е. Знание фактов, достаточных для поддержки разумного убеждения), что преступная деятельность, вероятно, приведет к место, что вы были причастны к преступлению или что у вас есть доказательства преступления в вашей машине.Если вы не хотите, чтобы ваш автомобиль обыскивали, четко заявите, что вы не согласны. Офицер не может использовать ваш отказ дать согласие в качестве основания для проведения обыска.

В: Что делать, если меня арестуют сотрудники правоохранительных органов?

A: Офицер должен проинформировать вас о ваших конституционных правах хранить молчание, проконсультироваться с адвокатом и назначить адвоката, если вы не можете себе этого позволить. Вы должны воспользоваться всеми этими правами, даже если офицеры о них не рассказывают. Не говорите полиции ничего, кроме своего имени.Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас. Немедленно попросите адвоката. В разумные сроки после ареста или бронирования у вас есть право на телефонный звонок. Сотрудники правоохранительных органов могут не слушать ваш звонок своему адвокату, но они могут слушать звонки, которые вы делаете другим людям. Вы должны быть доставлены к судье как можно скорее - как правило, самое позднее в течение 48 часов с момента вашего ареста. (См. Раздел IV для получения информации об арестах за неукраинские иммиграционные нарушения.)

В: Должен ли я отвечать на вопросы, если меня арестовали?

A: Нет. Если вас арестуют, вам не нужно отвечать на какие-либо вопросы или добровольно предоставлять какую-либо информацию. Немедленно попросите адвоката. Повторите эту просьбу каждому офицеру, который пытается поговорить с вами или задать вопрос. Вам всегда следует поговорить с юристом, прежде чем вы решите ответить на какие-либо вопросы.

В: Что делать, если сотрудники правоохранительных органов плохо обращаются со мной?

A: Запишите номер полицейского значка, имя или другую идентифицирующую информацию.Вы имеете право запросить эту информацию у офицера. Постарайтесь найти свидетелей, их имена и номера телефонов. Если вы получили травму, обратитесь за медицинской помощью и как можно скорее сфотографируйте травмы. Позвоните юристу или обратитесь в местный офис ACLU. Вам также следует подать жалобу в правоохранительные органы, ответственные за лечение.

В: Могут ли сотрудники правоохранительных органов обыскивать мой дом или офис?

A: Сотрудники правоохранительных органов могут обыскивать ваш дом только при наличии ордера или вашего согласия.В ваше отсутствие полиция может обыскать ваш дом с согласия вашего соседа по комнате или гостя, если полиция обоснованно полагает, что это лицо имеет право дать согласие. Сотрудники правоохранительных органов могут обыскать ваш офис только при наличии ордера или согласия работодателя. Если ваш работодатель дает согласие на обыск вашего офиса, сотрудники правоохранительных органов могут обыскивать ваше рабочее место независимо от вашего согласия.

В: Что такое ордера и что я должен убедиться в них?

A: Ордер - это лист бумаги, подписанный судьей, дающий правоохранительным органам разрешение войти в дом или другое здание для проведения обыска или ареста.Ордер на обыск позволяет сотрудникам правоохранительных органов войти в место, указанное в ордере, для поиска и изъятия предметов, указанных в ордере. Ордер на арест позволяет сотрудникам правоохранительных органов заключить вас под стражу. Один только ордер на арест не дает правоохранительным органам права обыскивать ваш дом (но они могут осматривать места, где вы можете скрываться, и собирать доказательства, которые находятся на виду), а ордер сам по себе не дает им право арестовать вас (но они могут арестовать вас, если найдут достаточно улик, чтобы оправдать арест).Ордер должен содержать имя судьи, ваше имя и адрес, дату и место обыска, описание любых предметов, в которых проводится обыск, и название агентства, которое проводит обыск или арест. Ордер на арест, на котором нет вашего имени, может быть законно использован для вашего ареста, если он описывает вас с достаточными подробностями, чтобы идентифицировать вас, а ордер на обыск, на котором нет вашего имени, может быть действителен, если он дает правильный адрес и описание места, где будут искать офицеры.Однако тот факт, что на листе бумаги написано «ордер», не всегда означает, что это ордер на арест или обыск. Например, ордер на депортацию / высылку является своего рода административным ордером и не дает таких же полномочий входить в дом или другое здание для проведения обыска или ареста.

В: Что мне делать, если в мой дом приходят офицеры?

A: Если сотрудники правоохранительных органов стучат в вашу дверь, вместо того, чтобы открывать дверь, спросите через дверь, есть ли у них ордер.Если ответ отрицательный, не впускайте их в свой дом, не отвечайте ни на какие вопросы и не говорите ничего, кроме «Я не хочу с вами разговаривать». Если офицеры говорят, что у них есть ордер, попросите офицеров подсунуть его под дверь (или показать вам через глазок, окно в вашей двери или дверь, которая открыта ровно настолько, чтобы увидеть ордер). Если вы чувствуете, что должны открыть дверь, выйдите на улицу, закройте за собой дверь и попросите предъявить ордер. Убедитесь, что ордер на обыск содержит все, что указано выше, и сообщите офицерам, если они находятся по неправильному адресу или если вы заметили в ордере какую-либо другую ошибку.(И помните, что иммиграционный «ордер на высылку / депортацию» не дает офицеру права входить в ваш дом.) Если вы скажете офицерам, что ордер неполный или неточный, вы должны сказать, что да. не давать согласия на обыск, но вы не должны вмешиваться, если сотрудники полиции решат провести обыск даже после того, как вы сказали им, что они ошибаются. Как можно скорее позвоните своему юристу. Спросите, разрешено ли вам смотреть поиск; если вам позволено, вы должны. Делайте заметки, включая имена, номера значков, из какого агентства каждый сотрудник, где они искали и что они взяли.Если присутствуют другие, пусть они выступят в качестве свидетелей, чтобы внимательно наблюдать за происходящим.

В: Должен ли я отвечать на вопросы, если у сотрудников правоохранительных органов есть ордер на обыск или арест?

A: Нет. Ни ордер на обыск, ни арест не означает, что вы должны отвечать на вопросы.

В: Что делать, если у сотрудников правоохранительных органов нет ордера на обыск?

A: Вы не должны позволять сотрудникам правоохранительных органов обыскивать ваш дом, и вам не нужно отвечать на их вопросы. Сотрудники правоохранительных органов не могут получить ордер на основании вашего отказа и не могут наказать вас за отказ дать согласие.

В: Что, если сотрудники правоохранительных органов скажут мне, что они вернутся с ордером на обыск, если я их не впущу?

A: Вы все равно можете сказать им, что не даете согласия на обыск и что им нужно получить ордер. Офицеры могут получить или не получить ордер, если они выполнят и попросят суд о его выдаче, но как только вы дадите свое согласие, им не нужно будет пытаться получить разрешение суда на проведение обыска.

В: Что делать, если у сотрудников правоохранительных органов нет ордера на обыск, но они настаивают на обыске моего дома даже после того, как я возражаю?

A: Вы не должны никоим образом вмешиваться в обыски, потому что вас могут арестовать.Но вы должны четко заявить, что вы не дали своего согласия и что обыск идет против вашего желания. Если с вами кто-то находится, попросите его засвидетельствовать, что вы не даете разрешения на обыск. Как можно скорее позвоните своему юристу. Запишите имена и номера значков разыскивающих офицеров.

В Соединенных Штатах неграждане - это лица, не имеющие гражданства США, включая законных постоянных жителей, беженцев и лиц, ищущих убежища, лиц, имеющих разрешение на въезд в США.S. по таким причинам, как работа, учеба или путешествия, а также лиц без какого-либо легального иммиграционного статуса. Неграждане, находящиеся в Соединенных Штатах, независимо от их иммиграционного статуса, обычно имеют те же конституционные права, что и граждане, когда сотрудники правоохранительных органов останавливают, допросят, арестовывают или обыскивают их или их дома. Однако есть некоторые особые проблемы, которые касаются неграждан, поэтому негражданам важно знать следующие права и обязанности. Неграждане на границе, которые пытаются въехать в США.У С. все таки нет прав. См. Раздел V для получения дополнительной информации, если вы прибываете в США.

Q: Какие типы сотрудников правоохранительных органов могут пытаться допросить меня?

A: Разные сотрудники правоохранительных органов могут задавать вам вопросы или попросить дать согласие на собеседование, на котором они будут задавать вопросы о вашем прошлом, иммиграционном статусе, родственниках, коллегах и других темах. Вы можете встретиться со всеми сотрудниками правоохранительных органов, перечисленными в Разделе I. В. Что я могу сделать, если сотрудники правоохранительных органов хотят меня допросить?
A: Вы имеете такое же право хранить молчание, что и У.Граждане С. имеют, поэтому общее правило состоит в том, что вам не нужно отвечать ни на какие вопросы, которые вам задает сотрудник правоохранительных органов. Однако есть исключения из этого правила в портах въезда, таких как аэропорты и границы (см. Раздел V).

В: Должен ли я отвечать на вопросы о том, являюсь ли я гражданином США, где я родился, где я живу, откуда я, или на другие вопросы о моем иммиграционном статусе?

A: Вам не нужно отвечать ни на один из вышеперечисленных вопросов, если вы не хотите на них отвечать.Но не заявляйте ложно о гражданстве США. Почти всегда полезно поговорить с юристом, прежде чем отвечать на вопросы о своем иммиграционном статусе. Иммиграционное законодательство очень сложное, и вы можете столкнуться с проблемой, даже не осознавая этого. Юрист может помочь защитить ваши права, проконсультировать вас и помочь избежать проблем. Всегда помните, что даже если вы ответили на некоторые вопросы, вы все равно можете решить, что больше не хотите отвечать. Для «неиммигрантов» («неиммигрант» - это негражданин, которому разрешено находиться в США.S. по определенной причине или деятельности, обычно на ограниченный период времени, например, лицо с туристической, студенческой или рабочей визой), есть одно ограниченное исключение из правила, что неграждане, которые уже находятся в США не обязаны отвечать на вопросы сотрудников правоохранительных органов: сотрудники иммиграционной службы могут потребовать от неиммигрантов предоставить информацию, касающуюся их иммиграционного статуса. Однако, даже если вы не иммигрант, вы все равно можете сказать, что хотели бы, чтобы ваш адвокат был с вами, прежде чем отвечать на вопросы, и вы имеете право хранить молчание, если ваш ответ на вопрос может быть использован против вас в уголовном преступлении. дело.

Q: Должен ли я показывать сотрудникам свои иммиграционные документы?

A: Закон требует, чтобы неграждане в возрасте 18 лет и старше, которым были выданы действительные иммиграционные документы США, всегда носили эти документы с собой. (Эти иммиграционные документы часто называют «регистрационными документами иностранца». Тип, который вам необходимо иметь при себе, зависит от вашего иммиграционного статуса. Некоторые примеры включают неистекшую карту постоянного жителя («зеленую карту»), I-94, документ о разрешении на работу ( EAD) или карту пересечения границы.) Несоблюдение этих документов может рассматриваться как мисдиминор. Если у вас есть действующие иммиграционные документы в США и вас просят их предоставить, то обычно рекомендуется показать их офицеру, потому что есть вероятность, что вас арестуют, если вы этого не сделаете. Храните копию своих документов в надежном месте и немедленно подайте заявку на замену, если вы потеряете свои документы или если срок их действия истечет. Если вы арестованы из-за того, что у вас нет при себе иммиграционных документов в США, но они есть у вас в другом месте, попросите друга или члена семьи (желательно того, кто имеет действующий иммиграционный статус) принести их вам.
Никогда не стоит показывать офицеру фальшивые иммиграционные документы или делать вид, что чужие иммиграционные документы принадлежат вам. Если у вас нет документов и, следовательно, у вас нет действительных иммиграционных документов в США, вы можете решить не отвечать на вопросы о своем гражданстве или иммиграционном статусе или о том, есть ли у вас документы. Если вы скажете сотруднику иммиграционной службы, что вы не являетесь гражданином США и не сможете предъявить действительные иммиграционные документы в США, велика вероятность того, что вас арестуют.

Q: Что мне делать, если там, где я работаю, иммиграционная служба?

A: Если ваше рабочее место подверглось обыску, вам может быть неясно, можете ли вы уйти. В любом случае вы имеете право хранить молчание - вам не нужно отвечать на вопросы о вашем гражданстве, иммиграционном статусе или о чем-либо еще. Если вы ответите на вопросы и скажете, что не являетесь гражданином США, вам потребуется предоставить иммиграционные документы, подтверждающие ваш иммиграционный статус. Если вы попытаетесь сбежать, сотрудники иммиграционной службы решат, что вы находитесь в США.С. незаконно и вас скорее всего арестуют. Более безопасный курс - продолжить работу или спокойно спросить, можно ли вам уйти, и не отвечать на вопросы, на которые вы не хотите отвечать. (Если вы «неиммигрант», см. Выше.)

В: Что я могу сделать, если меня арестовывают сотрудники иммиграционной службы, и у меня есть дети на моем попечении или о моих детях нужно забрать и позаботиться?

A: Если на момент ареста с вами были дети, спросите у полицейских, можете ли вы позвонить члену семьи или другу, чтобы они приехали и позаботились о них, прежде чем полицейские увезут вас.Если вас арестовали, когда ваши дети находятся в школе или в другом месте, как можно скорее позвоните другу или члену семьи, чтобы ответственный взрослый смог позаботиться о них.

В: Что мне делать, если меня арестуют сотрудники иммиграционной службы?

A: Отстаивайте свои права. Неграждане имеют права, которые важны для их иммиграционных дел. Вам не нужно отвечать на вопросы. Вы можете сказать офицеру, что хотите поговорить с адвокатом. Вы не должны подписывать что-либо, отказываясь от своих прав, и никогда не должны подписывать что-либо, не прочитав, не понимая и не зная о последствиях подписания.Если вы подпишете отказ, иммиграционные агенты могут попытаться депортировать вас до того, как вы встретитесь с адвокатом или судьей. Иммиграционные законы трудно понять. Для вас могут быть варианты, которые сотрудники иммиграционной службы вам не объяснят. Вам следует поговорить с юристом, прежде чем подписывать что-либо или принимать решение по вашей ситуации. Если возможно, возьмите с собой имя и номер телефона юриста, который будет принимать ваши звонки.

В: Имею ли я право поговорить с адвокатом, прежде чем отвечать на вопросы сотрудников правоохранительных органов или подписывать иммиграционные документы?

А: Да.У вас есть право вызвать адвоката или членов вашей семьи, если вы задержаны, и вы имеете право на посещение задержанного адвоката. Вы имеете право иметь своего адвоката с вами на любом слушании дела иммиграционным судьей. У вас нет права на услуги назначенного государством поверенного для иммиграционного разбирательства, но сотрудники иммиграционной службы должны предоставить вам список поставщиков бесплатных или недорогих юридических услуг. У вас есть право нанять собственного иммиграционного поверенного.

В: Если меня арестуют за нарушение иммиграционных правил, имею ли я право на слушание дела иммиграционным судьей для защиты от обвинений в депортации?

А: Да.В большинстве случаев только иммиграционный судья может приказать вас депортировать. Но если вы откажетесь от своих прав, подпишете что-то, называемое «Постановление о выдворении», или примете «добровольный отъезд», согласившись покинуть страну, вас могут депортировать без слушания. Есть несколько причин, по которым человек может не иметь права на встречу с иммиграционным судьей, но даже если вам сказали, что это ваша ситуация, вы должны немедленно поговорить с юристом - иммиграционные сотрудники не всегда знают или рассказывают вам об исключениях, которые может относиться к вам; и у вас может быть право, о котором вы не знаете.Кроме того, очень важно, чтобы вы немедленно сообщили офицеру (и связались с адвокатом), если вы опасаетесь преследований или пыток в своей стране - у вас есть дополнительные права, если у вас есть этот страх, и вы можете получить право остаться здесь.

В: Могу ли я быть задержан на время рассмотрения моего иммиграционного дела?

A: Во многих случаях вы будете задержаны, но большинство людей имеют право быть освобожденными под залог или на других условиях сообщения. Если вам отказано в освобождении после ареста за нарушение иммиграционного режима, попросите иммиграционного судьи провести слушание по делу о залоге.Во многих случаях иммиграционный судья может распорядиться о вашем освобождении или снижении залога.

В: Могу ли я позвонить в консульство в случае ареста?

А: Да. Неграждане, арестованные в США, имеют право позвонить в свое консульство или попросить сотрудника правоохранительных органов сообщить консульству о вашем аресте. Правоохранительные органы должны разрешить вашему консульству посетить вас или поговорить с вами, если сотрудники консульства решат сделать это. Ваше консульство может помочь вам найти адвоката или предложить другую помощь.

В: Что произойдет, если я откажусь от своего права на слушание или уйду из U.С. до окончания слушания?

A: Если вас депортируют, вы можете потерять право на получение определенных иммиграционных льгот, и вам может быть запрещено возвращаться в США на несколько лет или, в некоторых случаях, навсегда. То же самое верно, если вы не явитесь на слушание и иммиграционный судья вынесет решение против вас в ваше отсутствие. Если правительство разрешает вам «добровольный отъезд», вы можете избежать некоторых проблем, связанных с выдачей приказа о депортации, и у вас может быть больше шансов получить в будущем возможность вернуться в США.S., но вам следует обсудить свое дело с юристом, потому что даже при добровольном отъезде могут быть запреты на возвращение, и вы можете иметь право на помощь в иммиграционном суде. Вам всегда следует поговорить с иммиграционным адвокатом, прежде чем вы решите отказаться от своего права на слушание.

В: Что мне делать, если я хочу связаться с иммиграционной службой?

A: Всегда старайтесь поговорить с юристом, прежде чем связываться с иммиграционной службой, даже по телефону. Многие сотрудники иммиграционной службы рассматривают «принудительное исполнение» как свою основную работу и не объяснят вам все возможные варианты, и у вас могут возникнуть проблемы с вашим иммиграционным статусом, даже не зная об этом.

В: Что делать, если мне предъявлено обвинение в преступлении?

A: Судимость по уголовным делам может привести к депортации. Вы всегда должны говорить со своим адвокатом о влиянии обвинительного приговора или заявления о признании вины на ваш иммиграционный статус. Не соглашайтесь на сделку о признании вины, не понимая, может ли это сделать вас депортацией или лишением права на получение помощи или гражданства.

ПОМНИТЕ: сотрудники правоохранительных органов запрещают любые остановки, обыски, задержания или высылки исключительно на основании вашей расы, национального происхождения, религии, пола или этнической принадлежности.Тем не менее, сотрудники таможни и пограничной службы могут остановить вас на основании гражданства или маршрута на границе и обыскать все сумки.

В: С какими офицерами я могу встретиться в аэропорту и на границе?

A: Вы можете встретить любого из всех сотрудников правоохранительных органов, перечисленных выше в Разделе I. В частности, в аэропортах и ​​на границе вы можете столкнуться с таможенными агентами, иммиграционными службами и Управлением транспорта и безопасности (TSA). офицеры.

В: Если я въезжаю в США с действующими проездными документами, могут ли сотрудники правоохранительных органов остановить меня и обыскать?

А: Да. Сотрудники таможни имеют право останавливать, задерживать и обыскивать любое лицо или предмет. Но офицеры не могут выбрать вас для личного досмотра на основании вашей расы, пола, религии или этнического происхождения. Если вы не являетесь гражданином, вы всегда должны иметь при себе грин-карту или другие действующие документы об иммиграционном статусе.

В: Могут ли сотрудники правоохранительных органов задавать вопросы о моем иммиграционном статусе?

А: Да.В аэропортах сотрудники правоохранительных органов имеют право определять, имеете ли вы право или разрешение на въезд или возвращение в США.

В: Если меня выберут для более длительного собеседования, когда я приеду в Соединенные Штаты, что может Я делаю?

A: Если вы являетесь гражданином США, у вас есть право на присутствие адвоката на любом допросе. Если вы не являетесь гражданином, вы, как правило, не имеете права на помощь адвоката, когда прибыли в аэропорт или другой порт въезда и иммиграционный офицер проверяет вас, чтобы решить, будете ли вы допущены.Однако у вас есть право на помощь адвоката, если вопросы касаются чего-либо, кроме вашего иммиграционного статуса. Вы можете спросить офицера, разрешит ли он или она вам ответить на расширенный вопрос позже, но просьба может быть удовлетворена, а может и не быть. Если вы не являетесь гражданином США, и офицер говорит, что вы не можете въехать в США, но боитесь, что вас будут преследовать или пытать, если вас отправят обратно в страну, из которой вы приехали, расскажите офицеру о своем страхе и скажите, что вы хочу убежища.

В: Могут ли сотрудники правоохранительных органов искать файлы на моем ноутбуке? Если да, могут ли они сделать копии файлов или информации из моей адресной книги, документов или контактов мобильного телефона?

A: Этот вопрос сейчас оспаривается. Как правило, сотрудники правоохранительных органов могут искать файлы на вашем портативном компьютере и делать копии информации, содержащейся в файлах. Если такой поиск происходит, вы должны записать имя, номер значка и агентство человека, который проводил поиск. Вам также следует подать жалобу в это агентство.

В: Можно ли обыскать мои сумки или меня после того, как я без проблем прошел через металлоискатели или после того, как служба безопасности обнаружит, что в моих сумках нет оружия?

А: Да. Даже если первый осмотр ваших сумок не обнаруживает ничего подозрительного, специалисты по досмотру имеют право провести дополнительный досмотр вас или ваших сумок.

В: Что делать, если я ношу религиозный головной убор, и сотрудники службы безопасности аэропорта выбрали меня для дополнительной проверки?

A: Вы имеете право носить религиозные головные уборы.Вы должны заявить о своем праве носить религиозный головной убор, если вас попросят снять его. Текущая политика (которая может быть изменена) в отношении досмотров в аэропорту и требование снятия религиозных головных уборов, таких как тюрбан или хиджаб, заключается в том, что если срабатывает сигнализация, когда вы проходите через металлоискатель, офицер TSA может затем использовать ручная палочка, чтобы определить, исходит ли сигнал тревоги от вашего религиозного головного убора. Если сигнал тревоги исходит от вашей религиозной головы, покрывающей голову, офицер TSA может захотеть погладить вас или попросить вас снять религиозное покрытие головы.Вы имеете право потребовать, чтобы эта проверка или удаление производились в частной зоне. Если при прохождении через металлоискатель не срабатывает сигнализация, офицер TSA может, тем не менее, определить, что для неметаллических предметов требуется дополнительная проверка. Дополнительная проверка не может требоваться на дискриминационной основе (из-за расы, пола, религии, национального происхождения или происхождения). Сотрудник TSA спросит вас, может ли он или она погладить ваш религиозный головной убор. Если вы не хотите, чтобы сотрудник TSA касался вашего религиозного головного убора, вы должны отказаться и сказать, что вы бы предпочли погладить свой религиозный головной убор.Затем вас отведут в сторону, и офицер TSA будет наблюдать за вами, когда вы будете гладить свой религиозный головной убор. После осмотра сотрудник TSA протер ваши руки небольшой хлопчатобумажной тканью и поместит ее в машину для проверки на химические остатки. Если вы пройдете этот тест на химические остатки, вам будет разрешено отправиться в полет. Если сотрудник TSA настаивает на снятии религиозного покрова головы, вы имеете право попросить, чтобы это было сделано в уединенном месте.

Q: Что делать, если меня выбрали для поиска с раздеванием?

A: Обыск с раздеванием на границе не является обычным обыском и должен сопровождаться «разумным подозрением» и должен проводиться в частной зоне.

В: Если я нахожусь в самолете, может ли сотрудник авиакомпании допросить меня или попросить меня выйти из самолета?

A: Пилот самолета имеет право отказать пассажиру в полетах, если он или она считает, что пассажир представляет угрозу безопасности полета. Решение пилота должно быть разумным и основанным на наблюдениях за вами, а не на стереотипах.

В: Что мне делать, если меня допрашивают сотрудники правоохранительных органов каждый раз, когда я путешествую по воздуху, и я считаю, что нахожусь в запретном для полетов или другом списке «национальной безопасности»?

A: Если вы считаете, что попали в список по ошибке, вам следует связаться с администрацией транспортной безопасности и подать запрос, используя процесс запроса компенсации для путешественников.Форма доступна по адресу http://www.tsa.gov/travelers/customer/redress/index.shtm. Вам также следует заполнить форму жалобы в ACLU по адресу http://www.aclu.org/noflycomplaint. Если вы считаете, что вас включили в список по какой-то законной причине, вам следует проконсультироваться с адвокатом.

В: Если я считаю, что таможня, агенты аэропорта или сотрудники авиакомпаний выделили меня из-за моей расы, этнического происхождения или религии или что со мной плохо обращались иным образом, какую информацию мне следует записать во время и после инцидента?

A: Важно записывать подробности происшествия, пока они еще свежи в памяти.При документировании последовательности событий обязательно отметьте аэропорт, авиакомпанию, номер рейса, имена и номера значков всех задействованных сотрудников правоохранительных органов, информацию о любой авиакомпании или сотруднике аэропорта, вопросы, задаваемые на любом допросе, указанную причину обращения , типы проведенных обысков, а также продолжительность и условия содержания под стражей. По возможности полезно иметь свидетеля происшествия. Если в аэропорту с вами плохо обращались или выделяли вас из-за вашей расы, этнической принадлежности или религии, заполните форму жалобы на составление профиля пассажира на веб-сайте ACLU по адресу http: // www.aclu.org/airline- profiling и подайте жалобу в Министерство транспорта США по адресу http://airconsumer.ost.dot.gov/DiscrimComplaintsContacts.htm.
Другие ресурсы: Управление по гражданским правам и свободам DHS http://www.dhs.gov/xabout/structure/editorial_0373.shtm Расследует нарушения гражданских прав, гражданских свобод и профилирования по признаку расы, этнической принадлежности или религии. сотрудниками и должностными лицами Министерства внутренней безопасности. Вы можете подать жалобу по электронной почте в [email protected]
Отдел защиты потребителей авиации Министерства транспорта США http://airconsumer.ost.dot.gov/problems.htm Рассматривает жалобы на плохое обращение со стороны персонала авиаперевозчика (регистрация, персонал на посадке, персонал самолета, пилот), в том числе дискриминация по признаку расы, этнического происхождения, религии, пола, национального происхождения, происхождения или инвалидности. Вы можете подать жалобу по электронной почте на адрес [email protected] - какую информацию включить, см. На веб-странице.
U.S. Страница ресурсов Отдела защиты прав потребителей авиации Министерства транспорта http://airconsumer.ost.dot.gov/DiscrimComplaintsContacts.htm Предоставляет информацию о том, как и куда подавать жалобы на дискриминационное обращение со стороны персонала авиаперевозчиков, органов государственной безопасности (например, , проверка и досмотр пассажиров и ручной клади на контрольно-пропускных пунктах аэропорта), персонал аэропорта (например, полиция аэропорта), ФБР, иммиграционная и таможенная служба (ICE), пограничный патруль США, таможенная и пограничная служба и национальная гвардия .

В: Могу ли я делать пожертвования в благотворительную организацию, не становясь подозреваемым в терроризме?

А: Да. Вам следует продолжать жертвовать деньги на цели, в которые вы верите, но вы должны быть осторожны при выборе благотворительных организаций для поддержки. Полезные советы см. В руководстве мусульманских адвокатов по благотворительным пожертвованиям - http://www.muslimadvocates.org/docs/Donor- Guidance101106.pdf.

В: Безопасно ли для меня исповедовать религию в религиозных учреждениях или общественных местах?

А: Да. Поклонение, как вы хотите, - ваше конституционное право.У вас есть право посещать места поклонения, посещать и слушать проповеди и религиозные лекции, участвовать в общественной деятельности и публично молиться. Несмотря на то, что в последнее время в новостях появлялись сообщения о несправедливом выделении людей за эти действия, закон на вашей стороне, чтобы защитить вас.

В: Что еще я могу сделать, чтобы подготовиться?

A: Вы должны быть в курсе важных для вас вопросов, посещая библиотеку, читая новости, просматривая страницы в Интернете и рассказывая о том, что для вас важно.На случай чрезвычайной ситуации у вас должен быть семейный план - номер хорошего друга или родственника, по которому любой член семьи может позвонить, если ему понадобится помощь, а также номер адвоката. Если вы не являетесь гражданином, не забудьте взять с собой иммиграционные документы.

Арестован :: Правосудие

Первые несколько дней после ареста могут быть очень запутанными. Вы имеете дело с КККП, юристами, судьями и, возможно, даже с персоналом тюрьмы. Вы можете не понимать, что происходит или почему вы собираетесь в определенные места.Эта страница поможет вам понять, что происходит, когда вас арестовывают.

Когда вас арестуют

Идите с полицией: не бейтесь с ними и не убегайте. Полиция может арестовать вас, если у них есть юридическая форма, называемая ордером на арест . Если судья подписал эту форму, полиция может арестовать вас, показав ее вам или сообщив вам об этом. Они должны рассказать вам, почему они арестовывают вас, и убедиться, что вы их понимаете. Они могут прикоснуться к вам, но не причинят вреда.

Полиция может арестовать вас без ордера, если вы совершили - или если они полагают, что вы совершите - серьезное преступление. В случае менее серьезных преступлений полиция может арестовать вас без ордера, если они увидят, что вы совершаете преступление, и должны выяснить, кто вы, остановить вас от совершения преступления, удержать вас от уничтожения улик или убедиться, что вы обратитесь в суд. .

Сообщите RCMP, что вы хотите вызвать адвоката. Они должны помочь вам вызвать адвоката, который скажет вам, следует ли вам поговорить с полицией, и поможет вам выйти на свободу.У вас есть право поговорить с адвокатом, и вы можете поговорить с ним наедине.

Никогда не лгите полиции. Вам вообще не нужно разговаривать с полицией, кроме как назвать свое имя. Вам не нужно отвечать на их вопросы или делать какие-либо заявления. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде, поэтому важно поговорить с адвокатом, прежде чем обращаться в полицию.

Если у вас есть дети, социальный работник может решить присмотреть за ними родственника, если им небезопасно оставаться в вашем доме.Работа социального работника состоит в том, чтобы убедиться, что ваши дети в безопасности - вы получите документы, сообщающие вам, если они решат, что ваши дети должны быть переданы под опеку.

Если вы не можете пойти на работу из-за того, что находитесь в тюрьме, убедитесь, что ваш босс знает, что вас не будет на работе. Расскажите своему боссу, что произошло, и спросите, сможете ли вы поговорить об этом через несколько дней, когда вы узнаете больше о том, что происходит.

Освобождение из-под стражи

Во многих ситуациях полиция предъявляет обвинение, а затем освобождает вас на основании обещания явиться или обязательства , которые могут иметь определенные условия, которым вы должны следовать.

Если полиция выдаст вам документы, в которых говорится, что вы должны обратиться в суд в определенное время, ты должен идти. Если вы не пойдете в суд в то время, вас могут обвинить в преступлении под названием , неявка , и вы могут быть арестованы и брошены в тюрьму до суда.

Если полиция не согласна освободить вас, они должны как можно скорее организовать явку в суд, которая называется «слушание дела по делу ». Юридическая помощь предоставит вам бесплатного адвоката, который поможет вам с слушанием дела.На слушании по делу полиция и Королевский прокурор расскажут судье, почему, по их мнению, освобождение вас может быть плохой идеей. Например, если вы обидели кого-то, они могут быть обеспокоены тем, что сразу же отпускать вас небезопасно. Если судья решит, что вы должны оставаться под стражей, полиция обычно доставит вас в один из исправительных центров NWT.

Если судья согласится освободить вас, для вас будут установлены условия освобождения из тюрьмы. Например, вам, возможно, придется согласиться держаться подальше от определенного человека, вам, возможно, придется жить в определенном месте или вам, возможно, придется заплатить деньги или внести залог в суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *